Александр Сергеевич Пушкин Борис Годунов icon

Александр Сергеевич Пушкин Борис Годунов

Смотрите также:
Александр Сергеевич Пушкин Руслан и Людмила...
Биография пушкин александр Сергеевич (1799 1837)...
Евгений Велтистов «Приключения Электроника»...
Реферат: Рецензия на книгу Р. Г. Скрынникова «Борис Годунов» Вкниге “Борис Годунов” (М.: Наука...
А. С. Пушкин «Капитанская дочка», «Арап Петра Великого», «Цыганы», «Сказка о золотом петушке»...
Литература 7 класс методические советы...
Тема урока «А. С. Пушкин «Борис Годунов»: сцена в Чудовом монастыре»...
Список литературы, рекомендуемой для летнего чтения...
А. Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву». А. С. Грибоедов «Горе от ума»...
Александр Сергеевич Пушкин...
29. 01. 1837 (11. 02). Умер Александр Сергеевич Пушкин На смерть Пушкина...
Пушкин Александр Сергеевич...



страницы:   1   2   3   4
скачать

Александр Пушкин: «Борис Годунов»

Александр Сергеевич Пушкин
Борис Годунов






Аннотация



«Вчерашний раб, татарин, зять Малюты, зять палача и сам в душе палач…» – так говорит Александр Пушкин о Годунове словами боярина Василия Шуйского, одного из героев трагедии.

Погрузитесь в то далекое Смутное время и узнайте как таинственное возникновение двойника законного наследника престола, царевича Дмитрия, явилось трагедией для династии Годуновых и привело самозванца на трон.
^

Александр Сергеевич Пушкин

Борис Годунов



Драгоценной для россиян памяти

Николая Михайловича Карамзина

сей труд, гением его вдохновенный, с благоговением и благодарностию посвящает

Александр Пушкин


^ КРЕМЛЕВСКИЕ ПАЛАТЫ

(1598 года, 20 февраля)


Князья Ш у й с к и й и В о р о т ы н с к и й.

В о р о т ы н с к и й


Наряжены мы вместе город ведать,

Но, кажется, нам не за кем смотреть:

Москва пуста; вослед за патриархом

К монастырю пошел и весь народ.

Как думаешь, чем кончится тревога?


Ш у й с к и й


Чем кончится? Узнать не мудрено:

Народ еще повоет да поплачет,

Борис еще поморщится немного,

Что пьяница пред чаркою вина,

И наконец по милости своей

Принять венец смиренно согласится;

А там – а там он будет нами править

По-прежнему.


В о р о т ы н с к и й


Но месяц уж протек,

Как, затворясь в монастыре с сестрою,

Он, кажется, покинул все мирское.

Ни патриарх, ни думные бояре

Склонить его доселе не могли;

Не внемлет он ни слезным увещаньям,

Ни их мольбам, ни воплю всей Москвы,

Ни голосу Великого Собора1.

Его сестру напрасно умоляли

Благословить Бориса на державу;

Печальная монахиня-царица

Как он тверда, как он неумолима.

Знать, сам Борис сей дух в нее вселил;

Что, ежели правитель в самом деле

Державными заботами наскучил

И на престол безвластный не взойдет?

Что скажешь ты?


Ш у й с к и й


Скажу, что понапрасну

Лилася кровь царевича-младенца;

Что если так, Димитрий мог бы жить.


В о р о т ы н с к и й


Ужасное злодейство! Полно, точно ль

Царевича сгубил Борис?


Ш у й с к и й


А кто же?

Кто подкупал напрасно Чепчугова?

Кто подослал обоих Битяговских

С Качаловым? Я в Углич послан был

Исследовать на месте это дело:

Наехал я на свежие следы;

Весь город был свидетель злодеянья;

Все граждане согласно показали;

И, возвратясь, я мог единым словом

Изобличить сокрытого злодея.


В о р о т ы н с к и й


Зачем же ты его не уничтожил?


Ш у й с к и й


Он, признаюсь, тогда меня смутил

Спокойствием, бесстыдностью нежданной,

Он мне в глаза смотрел, как будто правый:

Расспрашивал, в подробности входил –

И перед ним я повторил нелепость,

Которую мне сам он нашептал.


В о р о т ы н с к и й


Не чисто, князь.


Ш у й с к и й


А что мне было делать?

Все объявить Феодору? Но царь

На все глядел очами Годунова,

Всему внимал ушами Годунова:

Пускай его б уверил я во всем,

Борис тотчас его бы разуверил,

А там меня ж сослали б в заточенье,

Да в добрый час, как дядю моего,

В глухой тюрьме тихонько б задавили.

Не хвастаюсь, а в случае, конечно,

Никая казнь меня не устрашит.

Я сам не трус, но также не глупец

И в петлю лезть не соглашуся даром.


В о р о т ы н с к и й


Ужасное злодейство! Слушай, верно,

Губителя раскаянье тревожит:

Конечно, кровь невинного младенца

Ему ступить мешает на престол.


Ш у й с к и й


Перешагнет; Борис не так-то робок!

Какая честь для нас, для всей Руси!

Вчерашний раб, татарин, зять Малюты,

Зять палача и сам в душе палач,

Возьмет венец и бармы Мономаха...


В о р о т ы н с к и й


Так, родом он незнатен; мы знатнее.


Ш у й с к и й


Да, кажется.


В о р о т ы н с к и й


Ведь Шуйский, Воротынский...

Легко сказать, природные князья.


Ш у й с к и й


Природные, и Рюриковой крови.


В о р о т ы н с к и й


А слушай, князь, ведь мы б имели право

Наследовать Феодору.


Ш у й с к и й


Да, боле,

Чем Годунов.


В о р о т ы н с к и й


Ведь в самом деле!


Ш у й с к и й


Что ж?

Когда Борис хитрить не перестанет,

Давай народ искусно волновать,

Пускай они оставят Годунова,

Своих князей у них довольно, пусть

Себе в цари любого изберут.


В о р о т ы н с к и й


Не мало нас, наследников варяга,

Да трудно нам тягаться с Годуновым:

Народ отвык в нас видеть древню отрасль

Воинственных властителей своих.

Уже давно лишились мы уделов,

Давно царям подручниками служим,

А он умел и страхом, и любовью,

И славою народ очаровать.


Ш у й с к и й

(глядит в окно)


Он смел, вот всё – а мы... Но полно. Видишь,

Народ идет, рассыпавшись, назад –

Пойдем скорей, узнаем, решено ли.


^ КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ

НАРОД.

О д и н


Неумолим! Он от себя прогнал

Святителей, бояр и патриарха.

Они пред ним напрасно пали ниц;

Его страшит сияние престола.


Д р у г о й


О боже мой, кто будет нами править?

О горе нам!


Т р е т и й


Да вот верховный дьяк

Выходит нам сказать решенье Думы.


Н а р о д


Молчать! молчать! дьяк думный говорит;

Ш-ш – слушайте!


Щ е л к а л о в

(с Красного крыльца)


Собором положили

В последний раз отведать силу просьбы

Над скорбною правителя душой.

Заутра вновь святейший патриарх,

В Кремле отпев торжественно молебен,

Предшествуем хоругвями святыми,

С иконами Владимирской, Донской,

Воздвижется; а с ним синклит, бояре,

Да сонм дворян, да выборные люди

И весь народ московский православный,

Мы все пойдем молить царицу вновь,

Да сжалится над сирою Москвою

И на венец благословит Бориса.

Идите же вы с богом по домам,

Молитеся – да взыдет к небесам

Усердная молитва православных.


Народ расходится.


^ ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ

НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ


НАРОД.

О д и н


Теперь они пошли к царице в келью,

Туда вошли Борис и патриарх

С толпой бояр.


Д р у г о й


Что слышно?


Т р е т и й


Все еще

Упрямится; однако есть надежда.


Б а б а

(с ребенком)


Агу! не плачь, не плачь; вот бука, бука

Тебя возьмет! агу, агу!.. не плачь!


О д и н


Нельзя ли нам пробраться за ограду?


Д р у г о й


Нельзя. Куды! и в поле даже тесно,

Не только там. Легко ли? Вся Москва

Сперлася здесь; смотри: ограда, кровли,

Все ярусы соборной колокольни,

Главы церквей и самые кресты

Унизаны народом.


П е р в ы й


Право, любо!


О д и н


Что там за шум?


Д р у г о й


Послушай! что за шум?

Народ завыл, там падают, что волны,

За рядом ряд... еще... еще... Ну, брат,

Дошло до нас; скорее! на колени!


Н а р о д

(на коленах. Вой и плач)


Ах, смилуйся, отец наш! властвуй нами!

Будь наш отец, наш царь!


О д и н

(тихо)


О чем там плачут?


Д р у г о й


А как нам знать? то ведают бояре,

Не нам чета.


Б а б а

(с ребенком)


Ну, что ж? как надо плакать,

Так и затих! вот я тебя! вот бука!

Плачь, баловень!


(^ Бросает его об земь. Ребенок пищит.)


Ну, то-то же.


О д и н


Все плачут,

Заплачем, брат, и мы.


Д р у г о й


Я силюсь, брат,

Да не могу.


П е р в ы й


Я также. Нет ли луку?

Потрем глаза.


В т о р о й


Нет, я слюнёй помажу.

Что там еще?


П е р в ы й


Да кто их разберет?


Н а р о д


Венец за ним! он царь! он согласился!

Борис наш царь! да здравствует Борис!


^ КРЕМЛЕВСКИЕ ПАЛАТЫ

Б о р и с, п а т р и а р х, б о я р е.

Б о р и с


Ты, отче патриарх, вы все, бояре,

Обнажена моя душа пред вами:

Вы видели, что я приемлю власть

Великую со страхом и смиреньем.

Сколь тяжела обязанность моя!

Наследую могущим Иоаннам –

Наследую и ангелу-царю!..

О праведник! о мой отец державный!

Воззри с небес на слезы верных слуг

И ниспошли тому, кого любил ты,

Кого ты здесь столь дивно возвеличил,

Священное на власть благословенье:

Да правлю я во славе свой народ,

Да буду благ и праведен, как ты.

От вас я жду содействия, бояре,

Служите мне, как вы ему служили,

Когда труды я ваши разделял,

Не избранный еще народной волей.


Б о я р е


Не изменим присяге, нами данной.


Б о р и с


Теперь пойдем, поклонимся гробам

Почиющих властителей России,

А там – сзывать весь наш народ на пир,

Всех, от вельмож до нищего слепца;

Всем вольный вход, все гости дорогие.


(Уходит, за ним и бояре.)

В о р о т ы н с к и й

(останавливая Шуйского)


Ты угадал.


Ш у й с к и й


А что?


В о р о т ы н с к и й


Да здесь, намедни,

Ты помнишь?


Ш у й с к и й


Нет, не помню ничего.


В о р о т ы н с к и й


Когда народ ходил в Девичье поле,

Ты говорил...


Ш у й с к и й


Теперь не время помнить,

Советую порой и забывать.

А впрочем, я злословием притворным

Тогда желал тебя лишь испытать,

Верней узнать твой тайный образ мыслей;

Но вот – народ приветствует царя –

Отсутствие мое заметить могут –

Иду за ним.


В о р о т ы н с к и й


Лукавый царедворец!


НОЧЬ.

^ КЕЛЬЯ В ЧУДОВОМ МОНАСТЫРЕ

(1603 года)

О т е ц П и м е н, Г р и г о р и й спящий.

П и м е н

(пишет перед лампадой)


Еще одно, последнее сказанье –

И летопись окончена моя,

Исполнен долг, завещанный от бога

Мне, грешному. Недаром многих лет

Свидетелем господь меня поставил

И книжному искусству вразумил;

Когда-нибудь монах трудолюбивый

Найдет мой труд усердный, безымянный,

Засветит он, как я, свою лампаду –

И, пыль веков от хартий отряхнув,

Правдивые сказанья перепишет,

Да ведают потомки православных

Земли родной минувшую судьбу,

Своих царей великих поминают

За их труды, за славу, за добро –

А за грехи, за темные деянья

Спасителя смиренно умоляют.

На старости я сызнова живу,

Минувшее проходит предо мною –

Давно ль оно неслось, событий полно,

Волнуяся, как море-окиян?

Теперь оно безмолвно и спокойно,

Не много лиц мне память сохранила,

Не много слов доходят до меня,

А прочее погибло невозвратно...

Но близок день, лампада догорает –

Еще одно, последнее сказанье.


(Пишет.)

Г р и г о р и й

(пробуждается)


Все тот же сон! возможно ль? в третий раз!

Проклятый сон!.. А все перед лампадой

Старик сидит да пишет – и дремотой,

Знать, во всю ночь он не смыкал очей.

Как я люблю его спокойный вид,

Когда, душой в минувшем погруженный,

Он летопись свою ведет; и часто

Я угадать хотел, о чем он пишет?

О темном ли владычестве татар?

О казнях ли свирепых Иоанна?

О бурном ли новогородском Вече?

О славе ли отечества? напрасно.

Ни на челе высоком, ни во взорах

Нельзя прочесть его сокрытых дум;

Все тот же вид смиренный, величавый.

Так точно дьяк, в приказах поседелый,

Спокойно зрит на правых и виновных,

Добру и злу внимая равнодушно,

Не ведая ни жалости, ни гнева.


П и м е н


Проснулся, брат.


Г р и г о р и й


Благослови меня,

Честный отец.


П и м е н


Благослови господь

Тебя и днесь, и присно, и вовеки.


Г р и г о р и й


Ты все писал и сном не позабылся,

А мой покой бесовское мечтанье

Тревожило, и враг меня мутил.

Мне снилося, что лестница крутая

Меня вела на башню; с высоты

Мне виделась Москва, что муравейник;

Внизу народ на площади кипел

И на меня указывал со смехом,

И стыдно мне и страшно становилось –

И, падая стремглав, я пробуждался...

И три раза мне снился тот же сон.

Не чудно ли?


П и м е н


Младая кровь играет;

Смиряй себя молитвой и постом,

И сны твои видений легких будут

Исполнены. Доныне – если я,

Невольною дремотой обессилен,

Не сотворю молитвы долгой к ночи –

Мой старый сон не тих, и не безгрешен,

Мне чудятся то шумные пиры,

То ратный стан, то схватки боевые,

Безумные потехи юных лет!


Г р и г о р и й


Как весело провел свою ты младость!

Ты воевал под башнями Казани,

Ты рать Литвы при Шуйском отражал,

Ты видел двор и роскошь Иоанна!

Счастлив! а я от отроческих лет

По келиям скитаюсь, бедный инок!

Зачем и мне не тешиться в боях,

Не пировать за царскою трапезой?

Успел бы я, как ты, на старость лет

От суеты, от мира отложиться,

Произнести монашества обет

И в тихую обитель затвориться.


П и м е н


Не сетуй, брат, что рано грешный свет

Покинул ты, что мало искушений

Послал тебе всевышний. Верь ты мне:

Нас издали пленяет слава, роскошь

И женская лукавая любовь.

Я долго жил и многим насладился;

Но с той поры лишь ведаю блаженство,

Как в монастырь господь меня привел.

Подумай, сын, ты о царях великих.

Кто выше их? Единый бог. Кто смеет

Противу их? Никто. А что же? Часто

Златый венец тяжел им становился:

Они его меняли на клобук.

Царь Иоанн искал успокоенья

В подобии монашеских трудов.

Его дворец, любимцев гордых полный,

Монастыря вид новый принимал:

Кромешники в тафьях и власяницах

Послушными являлись чернецами,

А грозный царь игуменом смиренным.

Я видел здесь – вот в этой самой келье

(В ней жил тогда Кирилл многострадальный,

Муж праведный. Тогда уж и меня

Сподобил бог уразуметь ничтожность

Мирских сует), здесь видел я царя,

Усталого от гневных дум и казней.

Задумчив, тих сидел меж нами Грозный,

Мы перед ним недвижимо стояли,

И тихо он беседу с нами вел.

Он говорил игумену и братье:

«Отцы мои, желанный день придет,

Предстану здесь алкающий спасенья.

Ты, Никодим, ты, Сергий, ты, Кирилл,

Вы все – обет примите мой духовный:

Прииду к вам, преступник окаянный,

И схиму здесь честную восприму,

К стопам твоим, святый отец, припадши».

Так говорил державный государь,

И сладко речь из уст его лилася,

И плакал он. А мы в слезах молились,

Да ниспошлет господь любовь и мир

Его душе страдающей и бурной.

А сын его Феодор? На престоле

Он воздыхал о мирном житие

Молчальника. Он царские чертоги

Преобратил в молитвенную келью;

Там тяжкие, державные печали

Святой души его не возмущали.

Бог возлюбил смирение царя,

И Русь при нем во славе безмятежной

Утешилась – а в час его кончины

Свершилося неслыханное чудо:

К его одру, царю едину зримый,

Явился муж необычайно светел,

И начал с ним беседовать Феодор

И называть великим патриархом.

И все кругом объяты были страхом,

Уразумев небесное виденье,

Зане святый владыка пред царем

Во храмине тогда не находился.

Когда же он преставился, палаты

Исполнились святым благоуханьем,

И лик его как солнце просиял –

Уж не видать такого нам царя.

О страшное, невиданное горе!

Прогневали мы бога, согрешили:

Владыкою себе цареубийцу

Мы нарекли.


Г р и г о р и й


Давно, честный отец,

Хотелось мне тебя спросить о смерти

Димитрия-царевича; в то время

Ты, говорят, был в Угличе.


П и м е н


Ох, помню!

Привел меня бог видеть злое дело,

Кровавый грех. Тогда я в дальний Углич

На некое был послан послушанье;

Пришел я в ночь. Наутро в час обедни

Вдруг слышу звон, ударили в набат,

Крик, шум. Бегут на двор царицы. Я

Спешу туда ж – а там уже весь город.

Гляжу: лежит зарезанный царевич;

Царица мать в беспамятстве над ним,

Кормилица в отчаянье рыдает,

А тут народ, остервенясь, волочит

Безбожную предательницу-мамку...

Вдруг между их, свиреп, от злости бледен,

Является Иуда Битяговский.

«Вот, вот злодей!» – раздался общий вопль,

И вмиг его не стало. Тут народ

Вслед бросился бежавшим трем убийцам;

Укрывшихся злодеев захватили

И привели пред теплый труп младенца,

И чудо – вдруг мертвец затрепетал –

«Покайтеся!» – народ им завопил:

И в ужасе под топором злодеи

Покаялись – и назвали Бориса.


Г р и г о р и й


Каких был лет царевич убиенный?


П и м е н


Да лет семи; ему бы ныне было

(Тому прошло уж десять лет... нет, больше:

Двенадцать лет) – он был бы твой ровесник

И царствовал; но бог судил иное.

Сей повестью плачевной заключу

Я летопись мою; с тех пор я мало

Вникал в дела мирские. Брат Григорий,

Ты грамотой свой разум просветил,

Тебе свой труд передаю. В часы,

Свободные от подвигов духовных,

Описывай, не мудрствуя лукаво,

Все то, чему свидетель в жизни будешь:

Войну и мир, управу государей,

Угодников святые чудеса,

Пророчества и знаменья небесны –

А мне пора, пора уж отдохнуть

И погасить лампаду... Но звонят

К заутрене... благослови, господь,

Своих рабов!.. подай костыль, Григорий.


(Уходит.)

Г р и г о р и й


Борис, Борис! все пред тобой трепещет,

Никто тебе не смеет и напомнить

О жребии несчастного младенца, –

А между тем отшельник в темной келье

Здесь на тебя донос ужасный пишет:

И не уйдешь ты от суда мирского,

Как не уйдешь от божьего суда.


^ ПАЛАТЫ ПАТРИАРХА

П а т р и а р х, и г у м е н Ч у д о в а м о н а с т ы р я.

П а т р и а р х


И он убежал, отец игумен?


И г у м е н


Убежал, святый владыко. Вот уж тому третий день.


П а т р и а р х


Пострел, окаянный! Да какого он роду?


И г у м е н


Из роду Отрепьевых, галицких боярских детей. Смолоду постригся неведомо где, жил в Суздале, в Ефимьевском монастыре, ушел оттуда, шатался по разным обителям, наконец пришел к моей чудовской братии, а я, видя, что он еще млад и неразумен, отдал его под начал отцу Пимену, старцу кроткому и смиренному; и был он весьма грамотен: читал наши летописи, сочинял каноны святым; но, знать, грамота далася ему не от господа бога...


П а т р и а р х


Уж эти мне грамотеи! что еще выдумал! буду царем на Москве! Ах он, сосуд диавольский! Однако нечего царю и докладывать об этом; что тревожить отца-государя? Довольно будет объявить о побеге дьяку Смирнову али дьяку Ефимьеву; эдака ересь! буду царем на Москве!.. Поймать, поймать врагоугодника, да и сослать в Соловецкий на вечное покаяние. Ведь это ересь, отец игумен.


И г у м е н


Ересь, святый владыко, сущая ересь.


^ ЦАРСКИЕ ПАЛАТЫ

Д в а с т о л ь н и к а.

П е р в ы й


Где государь?


В т о р о й


В своей опочивальне

Он заперся с каким-то колдуном.


П е р в ы й


Так, вот его любимая беседа:

Кудесники, гадатели, колдуньи. –

Всё ворожит, что красная невеста.

Желал бы знать, о чем гадает он?


В т о р о й


Вот он идет. Угодно ли спросить?


П е р в ы й


Как он угрюм!


Уходят.

Ц а р ь

(входит)


Достиг я высшей власти;

Шестой уж год я царствую спокойно.

Но счастья нет моей душе. Не так ли

Мы смолоду влюбляемся и алчем

Утех любви, но только утолим

Сердечный глад мгновенным обладаньем,

Уж, охладев, скучаем и томимся?..

Напрасно мне кудесники сулят

Дни долгие, дни власти безмятежной –

Ни власть, ни жизнь меня не веселят;

Предчувствую небесный гром и горе.

Мне счастья нет. Я думал свой народ

В довольствии, во славе успокоить,

Щедротами любовь его снискать –

Но отложил пустое попеченье:

Живая власть для черни ненавистна,

Они любить умеют только мертвых.

Безумны мы, когда народный плеск

Иль ярый вопль тревожит сердце наше!

Бог насылал на землю нашу глад,

Народ завыл, в мученьях погибая;

Я отворил им житницы, я злато

Рассыпал им, я им сыскал работы –

Они ж меня, беснуясь, проклинали!

Пожарный огнь их домы истребил,

Я выстроил им новые жилища.

Они ж меня пожаром упрекали!

Вот черни суд: ищи ж ее любви.

В семье моей я мнил найти отраду,

Я дочь мою мнил осчастливить браком –

Как буря, смерть уносит жениха...

И тут молва лукаво нарекает

Виновником дочернего вдовства

Меня, меня, несчастного отца!..

Кто ни умрет, я всех убийца тайный:

Я ускорил Феодора кончину,

Я отравил свою сестру царицу,

Монахиню смиренную... все я!

Ах! чувствую: ничто не может нас

Среди мирских печалей успокоить;

Ничто, ничто... едина разве совесть.

Так, здравая, она восторжествует

Над злобою, над темной клеветою. –

Но если в ней единое пятно,

Единое, случайно завелося,

Тогда – беда! как язвой моровой

Душа сгорит, нальется сердце ядом,

Как молотком стучит в ушах упрек,

И все тошнит, и голова кружится,

И мальчики кровавые в глазах...

И рад бежать, да некуда... ужасно!

Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.


^ КОРЧМА НА ЛИТОВСКОЙ ГРАНИЦЕ

М и с а и л и В а р л а а м, бродяги-чернецы; Г р и г о р и й О т р е п ь е в, мирянином; х о з я й к а.

Х о з я й к а


Чем-то мне вас потчевать, старцы честные?


В а р л а а м


Чем бог пошлет, хозяюшка. Нет ли вина?


Х о з я й к а


Как не быть, отцы мои! сейчас вынесу.


(Уходит.)

М и с а и л


Что ж ты закручинился, товарищ? Вот и граница литовская, до которой так хотелось тебе добраться.


Г р и г о р и й


Пока не буду в Литве, до тех пор не буду спокоен.


В а р л а а м


Что тебе Литва так слюбилась? Вот мы, отец Мисаил да я, грешный, как утекли из монастыря, так ни о чем уж и не думаем. Литва ли, Русь ли, что гудок, что гусли: все нам равно, было бы вино... да вот и оно!..


М и с а и л


Складно сказано, отец Варлаам.


Х о з я й к а

(входит)


Вот вам, отцы мои. Пейте на здоровье.


М и с а и л


Спасибо, родная, бог тебя благослови.


^ Монахи пьют; Варлаам затягивает песню: Как во городе было во Казани...

В а р л а а м

(Григорию)


Что же ты не подтягиваешь, да и не потягиваешь?


Г р и г о р и й


Не хочу.


М и с а и л


Вольному воля...


В а р л а а м


А пьяному рай, отец Мисаил! Выпьем же чарочку за шинкарочку...

Однако, отец Мисаил, когда я пью, так трезвых не люблю; ино дело пьянство, а иное чванство; хочешь жить, как мы, милости просим – нет, так убирайся, проваливай: скоморох попу не товарищ.


Г р и г о р и й


Пей да про себя разумей, отец Варлаам! Видишь: и я порой складно говорить умею.


В а р л а а м


А что мне про себя разуметь?


М и с а и л


Оставь его, отец Варлаам.


В а р л а а м


Да что он за постник? Сам же к нам навязался в товарищи, неведомо кто, неведомо откуда,– да еще и спесивится; может быть, кобылу нюхал...


(Пьет и поет: Молодой чернец постригся.)

Г р и г о р и й

(хозяйке)


Куда ведет эта дорога?


Х о з я й к а


В Литву, мой кормилец, к Луёвым горам.


Г р и г о р и й


А далече ли до Луёвых гор?


Х о з я й к а


Недалече, к вечеру можно бы туда поспеть, кабы не заставы царские да сторожевые приставы.


Г р и г о р и й


Как, заставы! что это значит?


Х о з я й к а


Кто-то бежал из Москвы, а велено всех задерживать да осматривать.


Г р и г о р и й

(про себя)


Вот тебе, бабушка, Юрьев день.


В а р л а а м


Эй, товарищ! да ты к хозяйке присуседился. Знать, не нужна тебе водка, а нужна молодка; дело, брат, дело! у всякого свой обычай; а у нас с отцом Мисаилом одна заботушка: пьем до донушка, выпьем, поворотим и в донушко поколотим.


М и с а и л


Складно сказано, отец Варлаам...


Г р и г о р и й


Да кого ж им надобно? Кто бежал из Москвы?


Х о з я й к а


А господь его ведает, вор ли, разбойник – только здесь и добрым людям нынче прохода нет – а что из того будет? ничего; ни лысого беса не поймают: будто в Литву нет и другого пути, как столбовая дорога! Вот хоть отсюда свороти влево, да бором иди по тропинке до часовни, что на Чеканском ручью, а там прямо через болото на Хлопино, а оттуда на Захарьево, а тут уж всякий мальчишка доведет до Луёвых гор. От этих приставов только и толку, что притесняют прохожих да обирают нас, бедных.


Слышен шум.

Г р и г о р и й


Хозяйка! нет ли в избе другого угла?


Х о з я й к а


Нету, родимый. Рада бы сама спрятаться. Только слава, что дозором ходят, а подавай им и вина, и хлеба, и неведомо чего – чтоб им издохнуть, окаянным! чтоб им...


Входят приставы.

Х о з я й к а


Добро пожаловать, гости дорогие, милости просим.


О д и н п р и с т а в

(другому)


Ба! да здесь попойка идет: будет чем поживиться. (Монахам.) Вы что за люди?


В а р л а а м


Мы божии старцы, иноки смиренные, ходим по селениям да собираем милостыню христианскую на монастырь.


П р и с т а в

(Григорию)


А ты?


М и с а и л


Наш товарищ...


Г р и г о р и й


Мирянин из пригорода; проводил старцев до рубежа, отселе иду восвояси.


М и с а и л


Так ты раздумал...


Г р и г о р и й

(тихо)


Молчи.


П р и с т а в


Хозяйка, выставь-ка еще вина – а мы здесь со старцами попьем да побеседуем.


Д р у г о й п р и с т а в

(тихо)


Парень-то, кажется, гол, с него взять нечего; зато старцы...


П е р в ы й


Молчи, сейчас до них доберемся. – Что, отцы мои? каково промышляете?


В а р л а а м


Плохо, сыне, плохо! ныне христиане стали скупы; деньгу любят, деньгу прячут. Мало богу дают. Прииде грех велий на языцы земнии. Все пустилися в торги, в мытарства; думают о мирском богатстве, не о спасении души. Ходишь, ходишь; молишь, молишь; иногда в три дни трех полушек не вымолишь. Такой грех! Пройдет неделя, другая, заглянешь в мошонку, ан в ней так мало, что совестно в монастырь показаться; что делать? с горя и остальное пропьешь: беда да и только.– Ох плохо, знать пришли наши последние времена...


Х о з я й к а

База данных защищена авторским правом © kursovaya-referat.ru 2017
При копировании материала укажите ссылку