Гречко андрей антонович битва за кавказ icon

Гречко андрей антонович битва за кавказ

Смотрите также:
К. Г. Черный «Пушкин и Кавказ». Литературные исследования автора. Две поездки Пушкина на Кавказ...
Реферат Гамов Георгий Антонович...
1. мандельштам и кавказ...
Посвящаю эту повесть всем ее друзьям...
Описание исследования. Работая над проектом, я...
Опубликована как отдельная брошюра: Москва: КомКнига, 2005...
Михаил Антонович Алпатов // Преображенский А. А. Историк об историках России ХХ столетия. М...
Карабахский конфликт...
«Северный Кавказ 2012»...
1 сентября 110 лет со дня рождения А. Платонова (1899-1951), русского писателя...
Конспект урока литературы Тема урока: «Как сладкую песню отчизны моей люблю я Кавказ!»...
Контрольная работа по теме «Политическая раздробленность Руси»...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
скачать
ГРЕЧКО АНДРЕЙ АНТОНОВИЧ

БИТВА ЗА КАВКАЗ

Гречко А.А., Маршал Советского Союза. Битва за Кавказ. М., Военное издательство, 1967. 424 с. 50000 экз.

Аннотация издательства: Битва за Кавказ, проходившая одновременно со Сталинградской и Курской битвами, сыграла важную роль в создании и завершении коренного перелома в ходе войны. В книге лается подробный анализ этой битвы на базе большого документального материала и богатого личного боевого опыта автора. Хорошо иллюстрированное издание рассчитано на офицеров и генералов Советских Вооруженных Сил, а также на читателей, интересующихся историей Великой Отечественной войны, в том числе и на молодежь.

Содержание

Предисловие [5]
Введение [9]

Часть первая. Оборона

Глава первая. Бои в Донских и Кубанских степях [41]
Глава вторая. В предгорьях Главного Кавказского хребта [86]
Глава третья. Провал попыток немецко-фашистских войск прорваться в Закавказье [149]

Часть вторая. Наступление

Глава четвертая. Перелом [213]
Глава пятая. На кубанском плацдарме [289]
Глава шестая. Прорыв Голубой линии [350]

Приложения
Примечания
Список иллюстраций


Предисловие

Уже не годы, а десятилетия отделяют нас от того исторического дня — 8 мая 1945 г., когда в предместье Берлина — Карлсхорсте представители германского верховного командования подписали акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Великая Отечественная война, которую вел советский народ почти четыре года против немецко-фашистских захватчиков, завершилась полной победой. Советский народ отстоял социалистическую Родину, завоевания Великой Октябрьской социалистической революции. Фашизм был повержен. Война закончилась там, откуда она пришла. Разбитые немецко-фашистские армии безоговорочно капитулировали. Была разгромлена и милитаристская Япония. Время не властно над памятью человечества. Народы мира никогда не забудут те грозные годы, когда над землей бушевал ураган второй мировой войны, ввергая миллионы людей в пучину страшного кровопролития.

Вторая мировая война, которая длительно готовилась в тайне от народов реакционными силами империализма и которую развязала фашистская Германия, втянула в свою орбиту большинство стран мира. В этой войне прямо или косвенно участвовало более 80 процентов населения земного шара. Война принесла огромные человеческие жертвы и уничтожение материальных и культурных ценностей, созданных на протяжении многих столетий человеческим трудом. Об этом нельзя забывать ради будущего, ради того, чтобы не допустить новой мировой опустошительной войны. Минувшая война явилась суровым испытанием для Советского государства, ибо основная тяжесть ее легла на плечи нашего народа. Великая Отечественная война вошла в историю как героический этап в жизни советского народа, который под руководством Коммунистической партии одержал всемирно-историческую победу. Много важных событий на фронте и в тылу произошло за годы тяжелой борьбы Советского государства, его народа и армии. Большинство событий этого героического периода нашло свое отражение в многочисленных трудах историков, политических и военных деятелей. И это понятно, ибо изучение событий второй мировой войны, ее опыта имеет важное значение не только для исторической науки, но и для правильного понимания многих политических, экономических и военных проблем современности.

Среди важнейших событий Великой Отечественной войны видное место занимает битва за Кавказ. Боевые действия между Черным и Каспийским морями продолжались около 15 месяцев и вошли в историю советского военного искусства как сложный комплекс оборонительных и наступательных операций. В битве за Кавказ принимали участие сухопутные войска, силы Черноморского флота, Азовской и Каспийской военных флотилий, авиация, партизаны. Советским войскам пришлось действовать в бескрайних степях, форсировать реки, вести бои на море и в воздухе, в лесах и горах. В этой борьбе отразились трудности экономического и военного характера, которые пришлось испытать советскому народу. Здесь выявились недостатки и положительные стороны в деятельности военного командования, неудачи и успехи советских войск. Здесь проявился патриотизм и массовый героизм советского народа.

Надежды Гитлера на «молниеносную» войну против СССР уже в 1941 г, потерпели крах. Победа советских войск под Москвой, сокрушительные удары под Ростовом и Тихвином развеяли легенду о непобедимости немецко-фашистской армии. Стремясь оправиться от поражения и вновь захватить инициативу, немецко-фашистское командование, воспользовавшись отсутствием второго фронта в Европе, и в 1942 г. свои главные силы по-прежнему держало на советско-германском фронте, имея главную группировку на его южном крыле. Главная цель гитлеровского командования в летней кампании заключалась в том, чтобы окончательно уничтожить Советские Вооруженные Силы, лишив их важнейших военно-экономических центров, и закончить войну против СССР в 1942 г. Основные усилия гитлеровское командование сосредоточило на южном участке фронта «с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет»{1}. Немецкое верховное командование разработало план непосредственного овладения Кавказом, получивший условное наименование «Эдельвейс».

Политическое и военное руководство Германии рассчитывало, что успешному осуществлению этого плана будет способствовать вступление в войну против Советского Союза Турции. Большие надежды фашисты возлагали и на раздоры, которые, по их расчетам, должны были возникнуть между народами Кавказа. Однако плану «Эдельвейс» не суждено было осуществиться. Войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом в тяжелых и упорных боях остановили захватчиков в предгорьях и на перевалах Главного Кавказского хребта, а затем, перейдя в наступление, разгромили и изгнали их с территории Северного Кавказа. В ходе этой грандиозной борьбы выдержала суровые испытания дружба народов братских республик Кавказа со всеми народами нашей страны. Советская Армия отстояла территориальную целостность Кавказа, национальную независимость его народов. В этой борьбе были сорваны планы Гитлера по захвату богатейших хлебных районов Северного Кавказа, источников нефти и других видов стратегического сырья. Борьба за Кавказ имела не только огромное значение для нашей страны. В ходе этой борьбы Советская Армия преградила германскому империализму дорогу в страны Центральной и Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и тем помогла народам этих стран в их борьбе за национальное освобождение. Победа Советской Армии в битве за Кавказ явилась результатом огромных усилий всего советского народа, народов Кавказа. Она явилась замечательным примером патриотизма и массового героизма советских воинов. Каждый вид Вооруженных Сил — Сухопутные войска, авиация и Военно-Морской Флот, каждый род войск, партизаны и герои подполья внесли свой вклад в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков на Кавказе.

Битва за Кавказ проходила не изолированно от других событий Великой Отечественной войны, она связана с боевыми действиями советских войск на других участках советско-германского фронта, с титаническими усилиями тружеников тыла нашей страны. В самый ответственный момент битвы на Волге гитлеровцы не смогли перебросить под Сталинград крупные силы с Северного Кавказа. Таким образом, боевые действия на Кавказе весьма благотворно повлияли на Сталинградскую битву и на создание предпосылок для контрнаступления Советской Армии, так же как и победа под Сталинградом оказала решающее влияние на ухудшение военно-стратегического положения вражеских войск на Кавказе. В ходе борьбы за Кавказ советские войска приобрели богатый опыт боевых действий в степных и горных условиях, Десантных операций, борьбы в приморских районах сухопутных войск во взаимодействии с авиацией и военно-морскими силами. Опыт боевых действий советских войск на Кавказе был в дальнейшем учтен и развит при действии Советских Вооруженных Сил на Балканах на завершающем этапе войны с фашистской Германией. Этот опыт не потерял своего значения и на сегодняшний день.

В настоящем труде автор стремился наиболее полно воссоздать ту обстановку, в которой развертывались и происходили военные события на огромном пространстве между Черным и Каспийским морями, показать героическую борьбу советских воинов, партизан и партийного подполья, ту огромную роль, которую сыграли края и республики Северного Кавказа и Закавказья в обороне и изгнании немецко-фашистских захватчиков с территории Северного Кавказа. Автор не считает, что все вопросы боевых действий на Кавказе в годы Великой Отечественной войны освещены детально. Для такой цели потребовался бы гораздо более обширный и подробный труд. В книге описываются главным образом те действия сухопутных войск, авиации и флота, которые представляют наибольший интерес для изучения опыта войны. Основой для написания труда послужили документальные материалы центральных и местных архивов, трофейные документы, а также личные воспоминания автора как участника многих операций на Северном Кавказе. Автор выражает сердечную признательность Адмиралу Флота С. Г. Горшкову и Главному маршалу авиации К. А. Вершинину за помощь в написании данного труда, особенно разделов, касающихся боевых действий Военно-Морского Флота и Военно-Воздушных Сил. Во время битвы за Кавказ Адмирал Флота С. Г. Горшков, будучи командующим Азовской военной флотилией и членом Военного совета 47-й армии, и Главный маршал авиации К. А. Вершинин, будучи командующим 4-й воздушной армией, вложили немало усилий и таланта в дело обороны и освобождения Кавказа от немецко-фашистских захватчиков. При работе над книгой были использованы воспоминания участников битвы за Кавказ: В. Ф. Сергацкова, Ф. С. Колчука, В. А. Вруцкого, Т. К. Коломийца, Н. Т. Жердиенко, М. Т. Каракоза. В подготовке труда к изданию большую помощь оказали В. А. Калинин и В. В. Муратов. Всем им автор приносит глубокую благодарность.


Введение

Военно-политическое и экономическое значение Кавказа

Трудно переоценить значение Кавказа в жизни Советского государства. Наличие богатых запасов полезных ископаемых и плодородие земель превратили Кавказ в неисчерпаемый источник промышленного и военно-стратегического сырья, в важную продовольственную базу страны. За годы Советской власти республики Кавказа, представлявшие, по выражению В. И. Ленина, «страны еще более крестьянские, чем Россия»{2}, усилиями всего советского народа создали у себя мощную социалистическую индустрию. За годы предвоенных пятилеток промышленность закавказских республик значительно выросла. На территории Кавказа были построены сотни новых предприятий тяжелой и легкой промышленности. Большое внимание уделялось расширению добычи и переработке нефти, важнейшего стратегического продукта Кавказа. Только в Бакинском районе за период с 1934 по 1940 г. было начато бурение 235 новых скважин{3}. Всего на территории Кавказа к 1940 г. было введено в строй 1726 новых скважин. Это составляло около 73,5 процента всех скважин, введенных к этому времени в Советском Союзе. Таким образом, добыча нефти на Кавказе перед Великой Отечественной войной значительно увеличивалась. Особую роль играл Бакинский нефтеносный район. По нефтедобыче накануне войны он был самым крупным не только в Азербайджане, но и в стране и давал 70 процентов общесоюзной нефтепродукции. Большое внимание в предвоенные годы уделялось развитию и других нефтедобывающих районов Кавказа — Чечено-Ингушетии и Кубани. В результате к началу войны Кавказ давал стране около 87 процентов всей нефти и нефтепродуктов{4}. Наряду с развитием нефтяной промышленности большое внимание уделялось разработке месторождений природного газа. В результате газовая промышленность Азербайджана вместе с другими районами Кавказа в 1940 г. дала народному хозяйству и населению страны около 2,5 млрд. кубометров природного газа. Это составило около 65 процентов от общесоюзного производства газа{5}. Большое развитие на Кавказе получила электроэнергетическая база. Перед войной здесь были построены новые электростанции союзного и местного значения. Важное экономическое и военно-стратегическое значение имела разработка в предвоенные годы марганцевой руды в Грузии. Чиатурские копи дали в 1940 г. 1448,7 тыс. т марганцевой руды{6}. Это составило около 56,5 процента от общесоюзной добычи марганцевой руды. Велико экономическое значение Кавказа для продовольственных ресурсов страны. Северный Кавказ и Кубань являются одними из богатейших районов страны по производству пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы. В республиках Закавказья выращивается хлопок, сахарная свекла, табак, виноград, чайный лист, цитрусовые и эфирно-масличные культуры. Обильны земли Кавказа и сочными кормами. Это дает возможность успешно развивать на Кавказе животноводство. На базе сельскохозяйственного сырья в предвоенные годы получила дальнейшее развитие легкая и пищевая промышленность. Были построены хлопчатобумажные, шелкомоталъные, прядилъно-ткацкие, шерстяные и камвольные предприятия, кожевенные и обувные, консервные заводы по переработке фруктов, овощей, рыбы и мясопродуктов, винные заводы, табачные фабрики и пр. Экономическое значение Кавказа не исчерпывается его сырьевыми и продовольственными ресурсами, высокой индустриально-промышленной базой. Через Кавказ и его порты на Черном и Каспийском морях в довоенный период проходил значительный внешнеторговый грузооборот. 55 процентов всего экспорта и 50 процентов импорта СССР шло через южные, в том числе и кавказские, порты.

Коммуникации Каспийского и Черного морей связывают нашу страну с соседними странами — Ираном и Турцией, а [10] через них Персидский залив и проливы Босфор и Дарданеллы с мировыми океанскими путями. Во время Великой Отечественной войны торговые пути, идущие через Персидский залив, Иран и Каспийское море, занимали второе место в подвозе вооружения, боеприпасов и продовольствия, а также стратегического сырья из Соединенных Штатов Америки и стран Британской империи. Большое экономическое и культурно-оздоровительное значение в жизни советского народа имеет курортно-лечебная система Кавказа. За годы Советской власти на Черноморском и Каспийском побережьях Кавказа, в районах Кисловодска, Цхалтубо, Пятигорска и других городов созданы знаменитые курорты, в которых ежегодно лечатся миллионы трудящихся. Велико политическое значение Кавказа. К северу от Главного Кавказского хребта до Ростова-на-Дону расположены Краснодарский, Ставропольский края, часть Ростовской области, ряд автономных советских социалистических республик и автономных областей. Закавказье включает в себя Грузинскую, Азербайджанскую и Армянскую Советские Социалистические Республики. Национальный состав Кавказа весьма разнообразен. На значительной части территории Северного Кавказа живут русские и украинцы, в предгорьях и на северных склонах Главного Кавказского хребта — осетины, кабардинцы, чечены, ингуши, многочисленные народности Дагестана; в Закавказье — грузины, азербайджанцы, армяне, абхазцы, курды, кумыки и многие другие национальности и народности.

До Великой Октябрьской социалистической революции народы Кавказа в политическом отношении были бесправны. Их экономика развивалась медленно и находилась на низком уровне. Абсолютное большинство трудового населения Кавказа было лишено возможности учиться; оно влачило жалкое существование. Между тем огромные богатства Кавказа хищнически эксплуатировались русскими и иностранными капиталистами. Все это обостряло классовые противоречия, толкало трудящихся Кавказа на борьбу против угнетателей, усиливало тенденции к национально-освободительному движению, расшатывало и подрывало политические основы царской России. Чтобы укрепить свое господство над «туземцами», как называли господствующие классы России народы Кавказа, царизм разжигал среди них национальную рознь, насаждал политику великодержавного шовинизма. На Кавказе проводились карательные меры против всяких попыток рабочих и крестьян освободиться от нечеловеческого гнета эксплуататоров. Но никакие кары не спасли режима угнетения на Кавказе. Под руководством Коммунистической партии, при бескорыстной помощи трудящихся России и Вооруженных Сил Советской республики народы Кавказа [11] свергли помещиков и капиталистов и установили свою власть — власть трудящихся. В ожесточенной борьбе против иностранной военной интервенции в 1918—1920 гг. были разбиты попытки иностранных империалистов надеть ярмо на свободолюбивые народы Кавказа, завладеть богатствами этого края и превратить Кавказ в свою колонию. Коммунистическая партия, осуществляя ленинскую национальную политику, повела народы Кавказа по пути социализма и превратила многонациональный советский Кавказ в дружную и крепкую семью братских народов.

Исторический опыт советского Кавказа является ценным вкладом в развитие социальной и национально-освободительной борьбы всех угнетенных народов мира, и прежде всего народов Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии. На примере республик Северного Кавказа и Закавказья, на опыте решения самых сложных социальных и национальных проблем эти народы увидели пути своего освобождения, реальную возможность покончить с отсталостью, нищетой и невежеством, подняться до уровня экономически развитых стран. На примере советского Кавказа трудящиеся всего мира воочию убедились, что только Великая Октябрьская социалистическая революция спасла малые народы от истребления их эксплуататорами и иноземными поработителями, а победа социализма в нашей стране открыла всем народам Советского Союза путь подлинного процветания на основе равноправия и дружбы больших и малых народов.

Военно-стратегическое значение Кавказа определяется не только наличием больших запасов нефти и других видов стратегического сырья, не только мобилизационными возможностями людских ресурсов, но и выгодным географическим положением. В дореволюционное время Кавказ был форпостом России в ее борьбе с Оттоманской империей и с подрывной деятельностью Англии и Германии на Ближнем и Среднем Востоке. Вторая мировая война показала, что значение Кавказа как важного форпоста на юге нашей Родины не только не уменьшилось, но еще больше возросло. Советский Кавказ занимает значительную территорию. Ширина Кавказского перешейка по самому узкому месту — по линии Махачкала, Поти — около 500 км. Расстояние от северной границы Кавказа до южной около 1000 км. Сухопутная граница советского Кавказа с иностранными государствами — Турцией и Ираном — имеет протяженность 1382 км. Из них на советско-иранскую границу приходится 780 км и на советско-турецкую — 602 км. Разнообразные природно-климатические условия Кавказа превращают его в район с особыми условиями [12] боевых действий. Основными факторами, определяющими характер боевого использования войск на Кавказе, являются рельеф местности, климатические условия и наличие морей. Рельеф Кавказа разнообразный с преобладанием горного. Основу всей горной системы составляет Главный Кавказский хребет, или Большой Кавказ, который тянется на 1200— 1300 км от Апшеронского полуострова до устья р. Кубань. Ширина его — 160—180 км. По характеру строения Главный Кавказский хребет делится на три части: Восточный Кавказ — от Апшерона до горы Казбек, около 400—500 км; Центральный Кавказ — между горами Казбек и Эльбрус, около 150— 200 км и далее Западный Кавказ. Центральный Кавказ является самой высокогорной частью Главного Кавказского хребта. Средняя высота гор здесь достигает 3,5—5 тыс. м. Вершины гор — Казбек, Адай-Хох, Айлама, Шхара, Эльбрус и другие — покрыты вечными снегами. Горы Западного Кавказа — от горы Фишта до г. Анапа — постепенно понижаются. Наибольшая высота гор на этом участке достигает 1838 м (гора Шесси). Средняя высота гор Западного Кавказа не превышает 1000 м. Горы эти по своему строению более доступны для действий войск, чем горы восточного и центрального участков. Главный Кавказский хребет от подошвы предгорий до высот 1500—1800 м покрыт густыми лесами, главным образом лиственными, которые в годы войны являлись хорошей естественной маской при размещении войск, но затрудняли их действия. Более высокие горные вершины лишены растительного покрова и представляют собой голые скалы.

Главный Кавказский хребет разделяет Кавказ на две части — Северный Кавказ и Закавказье. Рельеф Северного Кавказа представляет собой степную равнину, переходящую у верховий рек Кубань и Кума в Ставропольскую возвышенность, а затем в горную систему так называемого Предкавказья. Степная часть Северного Кавказа включает в себя Задонскую степь, Кубаио-Приазовскую и Прикаспийскую низменности. Ставропольская возвышенность делит степную часть Северного Кавказа к югу от Дивное на две части: Кубань и Ногайскую степь. Она представляет собой обширное плато. Средние высоты Ставропольской возвышенности достигают 350—600 м над уровнем моря. Предкавказье, или предгорье Большого Кавказа, представляет собой систему горных хребтов и вершин, постепенно повышающихся к югу и переходящих в склоны Главного Кавказского хребта. Все Предкавказье изрезано множеством горных рек бассейнов Кубани и Терека, глубоких долин, впадин и ущелий. Степная часть Северного Кавказа в основной своей части доступна для действий всех родов войск. Горные долины и поймы рек Предкавказья позволяют использовать [13] крупные войсковые формирования. Эти долины и поймы ведут к перевалам Главного Кавказского хребта.

Кроме природно-климатических условий характеристику Кавказа как театра военных действий дополняют и такие обстоятельства, как состояние путей, аэродромов, средств связи. Железные дороги связывают Северный Кавказ с Закавказьем лишь с запада по Черноморскому побережью через Туапсе на Батуми и с востока вдоль побережья Каспийского моря от Махачкалы до Баку. Правда, в 1942 г. был построен участок железной дороги от Астрахани до Кизляра и в 1943 г. от Адлера до Сухуми. Это значительно улучшило транспортное обслуживание районов Кавказа и связь Закавказья с Северным Кавказом. Кроме железных дорог Северный Кавказ связан с Закавказьем автомобильными и грунтовыми перевальными дорогами. Грунтовые дороги как в равнинной, так и в горной части Кавказа перед войной были развиты слабо, В степной части шоссейных дорог почти не было. Здесь преобладали главным образом грейдерные и наезженные полевые дороги. В зимнее время, в период весенних и осенних распутиц эти дороги приходили в негодность, что крайне затрудняло действия войск. На востоке вдоль побережья Каспийского моря через Дербентские ворота проходит шоссе Махачкала — Дербент — Баку. Эта дорога допускала движение всех родов войск и транспортов. В западной части Главного Кавказского хребта вдоль Черноморского побережья проходит шоссейная дорога Новороссийск — Сухуми, Высокогорную часть хребта с севера на юг пересекают три наиболее известные дороги: Военно-Грузинская дорога идет через Крестовый перевал от Орджоникидзе до Тбилиси. В зимние месяцы она была обычно закрыта вследствие снежных заносов и обвалов, но во время боевых действий функционировала и зимой; Военно-Осетинская дорога через Мамисонский перевал соединяет Алагир с Кутаиси; Военно-Сухумская дорога проходит от селения Баксан через перевалы Донгуз-Орун-Баши и Бечо на Сухуми. В зимнее время эти участки дороги вообще были закрыты для движения. Великая Отечественная война, и особенно борьба за Кавказ, показала, что самые сложные горные системы не могут исключить действий войск, в том числе и применение танков. Заблаговременно подготовленные для действий в горных условиях войска способны и преодолевать и прочно удерживать самые высокогорные районы.

Гидрография Кавказа, так же как и его рельеф, своеобразна и сложна. Многочисленные небольшие горные реки берут свое начало главным образом в ледниках Большого [14] Кавказа. Среди наиболее крупных рек, которые могли быть серьезными препятствиями для гитлеровских войск, являются Дон, который своими низовьями от Верхне-Курмоярской до Азовского моря прикрывает северные подступы к Кавказу, Кубань, Терек с притоками Сунжа, Ардон, Урух, Малка. Кроме рек большое влияние на действия войск оказывают озера и болота (плавни), большинство из которых находится в дельтах рек Дон, Кубань, Терек и по Кумо-Маныч-ской впадине. В Восточном Предкавказье большую площадь занимают Кумские плавни, расположенные от селения Урожайное до Каспия. В Западном Предкавказье особенно больших размеров достигают Кубанские плавни, в которых топкие болота, поросшие зарослями камыша, чередуются с множеством озер. В Кумо-Манычской впадине расположена группа соленых озер. Наиболее крупное из них — Маныч-Гудило — тянется с запада на восток почти на 120 км. Кроме озер и плавней на побережьях Азовского и Каспийского морей имеется множество лиманов. К числу наиболее крупных относятся Ейский, Бейсугский и Кирпильский на Азовском побережье. Большое влияние на характер Кавказского театра военных действий оказывают моря. Каспийское море, располагаясь в основном на территории СССР, связывает своими водными коммуникациями Кавказ с советскими республиками Средней Азии, а через Волгу с центральными районами страны. Южная часть Каспийского моря выходит на территорию Ирана. Значительно большую роль в стратегической характеристике Кавказа играет Черное море. Еще Маркс указывал на огромное значение Черного моря в развитии экономических, политических и культурных связей между государствами Европы и Ближнего Востока. «Две трети Европы, то есть часть Германии и Польши, вся Венгрия, наиболее плодородные части России и, кроме того, вся Европейская Турция в отношении своего экспорта и продуктообмена связаны естественными узами с Понтом Эвксинским...»{7}

Авиалинии в предвоенный период из-за недостатка аэродромов в горной части Кавказа и метеорологической неустойчивости широкого применения не нашли. Метеорологические условия крайне ограничивали боевые действия авиации во время битвы за Кавказ. Бывали случаи, когда немецко-фашистская авиация, базировавшаяся на аэродромах Северного Кавказа, наносила бомбовые удары по нашим войскам в то время, когда наши истребители из-за сильных туманов в районах базирования вели ограниченные действия.

Важную сторону характеристики Кавказа как театра военных действий составляют стационарные средства связи. Экономическая отсталость и национальная разобщенность, которую долгое время насаждал русский царизм, привели к тому, что до революции почти отсутствовало строительство стационарных линий связи между отдельными районами Кавказа. Только после установления Советской власти на Кавказе началось строительство телефонно-телеграфной сети между республиками Закавказья и Северного Кавказа. И все же к началу второй мировой войны связь была еще слабо развита.

Состоянием сухопутных, морских и воздушных коммуникаций Кавказа, рельефом его местности, гидрографией и природно-климатическими условиями определялись основные операционные направления, по которым можно было ожидать наступления гитлеровских войск. Наиболее важными направлениями, пересекающими Кавказ с северо-запада на юго-восток и имеющими большое стратегическое значение, являлись восточнокавказское и западнокавказское. Осевой линией восточнокавказского направления были железная и шоссейная дороги от Прохладного через Гудермес, Махачкалу, Дербент на Баку. Осевую линию западнокавказского направления составляли шоссейная и железные дороги, идущие вдоль Черноморского побережья через Туапсе, Сухуми. Оба эти направления имели большую оперативную емкость и допускали действия армейских и фронтовых объединений.

И наконец, чтобы правильно понять стратегическое значение советского Кавказа, необходимо иметь в виду близость к его территории иностранных государств — Ирана и Турции. Все важнейшие экономические районы юга, в том числе и нефтеразработки Кавказа, Донецкий каменноугольный бассейн, Криворожско-Никопольский район, важнейшие советские порты на Черном и Каспийском морях в ходе второй мировой войны находились под угрозой ударов бомбардировочной авиации, базировавшейся на территории Турции. Таким образом, экономическое и военно-политическое значение Кавказа в жизни советского народа, в укреплении обороноспособности Советского государства огромно. Оно заключается в неисчерпаемых природных богатствах Кавказа, в его мощной индустриальной базе, в сплоченности всех народов Кавказа в единую братскую семью, строящую новое коммунистическое общество и показывающую всему миру пути социального и национального освобождения. Значение Кавказа заключено и в его особом географическом положении: Кавказ расположен в важном стратегическом районе мира, через который идут торговые и стратегические пути, соединяющие в единый узел государства Европы, Азии, Ближнего и Среднего Востока, в его положении на грани двух миров — лагеря социализма и лагеря капитализма. [16]

Кавказ в планах германских агрессоров

История агрессивной политики и стратегии германского милитаризма неразрывно связана с его стремлением проникнуть на Восток. «Дранг нах Остен» — в этих коротких словах заключено основное внешнеполитическое и стратегическое кредо германских милитаристов от недоброй памяти псов-рыцарей до современных боннских реваншистов. Что же так влекло их на Восток? К чему всегда были прикованы взоры германских завоевателей? Главной целью их захватнической политики в течение многих веков были бескрайние просторы русских, белорусских и украинских земель, порабощение славянских народов, захват их богатств. В этом они видели путь к завоеванию мирового господства. Вся история германского милитаризма проходит по кровавой дороге насилия, грабежа и разбоя. Разрушенными городами, сожженными селами, уничтоженными центрами культуры и цивилизации, массовым истреблением народов отмечен путь германских агрессоров на Восток. Их экономические эмиссары ринулись в страны Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии, в Африку. Немецкая агентура проникала глубоко в экономику, в государственный аппарат, в армии этих стран. Вслед за эмиссарами и политической разведкой тянулись работники германского генерального штаба. А затем на стратегических картах прокладывались стрелы — направления будущих завоевательных походов. Одна из таких стрел своим острием была направлена на юго-восток, через Украину и Крым, через Кавказ в далекую Индию. В меморандуме германских профессоров от 8 июля 1915 г. среди прочих требований было выдвинуто требование захвата Украины и Кавказа, балканских стран, всего Ближнего Востока вплоть до Персидского залива, а также Индии, значительной части Африки, и прежде всего Египта, чтобы «нанести удар по жизненно важному нерву Англии»{8}.

Эта программа наглядно отражала агрессивные устремления германского империализма в восточные пространства. Меморандум подписали многочисленные преподаватели и профессора, учителя, судьи и адвокаты, депутаты рейхстага, генералы, промышленники, торговцы, банкиры, помещики. Участие в подписании большого числа представителей интеллигенции свидетельствовало о том агрессивном угаре, который охватил германские слои населения накануне и в ходе первой мировой войны. [17] «Скромные» цели продвижения германского империализма на Восток изложил военный идеолог германского империализма генерал Людендорф, бывший оберквартирмейстер штаба 2-й армии: «Я не мечтал о территориальных приобретениях ни на Украине, ни на Кавказе и намеревался лишь получить оттуда то сырье, которое нам было столь необходимо для жизни вообще и продолжения ведения войны. ...Я также думал, по мере возможности, использовать людскую силу этих областей, отчасти формированием войск, а отчасти, что обещало много больше, посредством вербовки рабочей силы для родины на смену тех немцев, которых можно было призвать в войска»{9}. Так откровенно один из руководителей и идейных вдохновителей германского милитаризма указывал на ту роль, которая отводилась захвату Украины и Кавказа в германских стратегических планах периода первой мировой войны. Эти области должны были явиться поставщиком сырья для германской военной промышленности, источником пополнения своих вооруженных сил новыми формированиями — пушечного мяса и, наконец, резервом дешевой рабочей силы для германской промышленности. Но Кавказу отводилась не только роль колониального придатка второго германского рейха, но и как стратегического плацдарма для расширения агрессии на Ближнем Востоке и в Азии. В этом отношении характерно высказывание одного из руководителей германского милитаризма, генерала Гинденбурга. Признавая важность Кавказа «для того, чтобы хотя бы отчасти использовать богатые запасы сырья в Закавказье для всех участников войн», он указывает и на другую сторону этого вопроса. «Англия, — писал он в своих воспоминаниях, — одинаково хочет обеспечить себе влияние на Россию через Белое море и Архангельск и через Каспийское море и Баку. На этом основании выполнение оттоманских планов... входит и в наши интересы»{10}. Здесь, таким образом, открывается другая сторона значения борьбы за Кавказ в планах германских империалистов: стремление противостоять английскому влиянию в России и закрепиться на Кавказе с помощью Турции. Дело в том, что уже в самом начале первой мировой войны стал очевидным провал авантюристических планов германского империализма. Реальные возможности оказались не соответствующими его обширным завоевательным целям. Скованные вооруженными силами Антанты в Европе, германские империалисты вынуждены [18] были временно поступиться своими интересами на Кавказе и в Турции. Новый этап в осуществлении агрессивной политики и стратегии германского империализма в отношении Кавказа начался в 1918 г., после установления в России Советской власти. Начав в феврале 1918 г. общую интервенцию против молодой Советской республики, германские империалисты стремились воспользоваться гражданской войной в России и осуществить свои давние замыслы по захвату Прибалтики, Украины, Кавказа. Кавказ в это время представлял собой арену ожесточенной классовой борьбы. В Грузии, Армении и Азербайджане к власти пришли буржуазно-националистические правительства, олицетворявшие тесный союз самых реакционных сил — буржуазии и помещиков, меньшевиков и эсеров с агентами иностранного империализма. В своей антинародной политике эти правительства опирались на поддержку империалистов Запада. Между тем последние, в свою очередь, использовали эти правительства как ширму для проникновения на Кавказ.

12 февраля 1918 г. начали вооруженную интервенцию в Закавказье турецкие войска. С полного согласия германских империалистов они к концу мая захватили значительную часть территории Армении, вторглись в пределы Грузии и Азербайджана и готовились к наступлению на Баку. В то же время германские войска развернули наступление на Советскую республику с запада. Это были заранее согласованные действия германо-турецких империалистов против молодого Советского государства. Коммунистическая партия и Советское правительство подняли весь народ на борьбу против иноземных захватчиков. Началась длительная и тяжелая борьба. В первый период этой борьбы Советское государство не могло бросить крупные силы на защиту Кавказа, чтобы дать решительный отпор проникновению туда германо-турецких агрессоров. Пользуясь этим и полной вассальной зависимостью Турции от Германии, германские империалисты предпринимают ряд акций, чтобы утвердиться на Кавказе, использовать его природные богатства и людские ресурсы для расширения агрессии против Советской республики и для продолжения войны на Западе. 25 мая 1918 г. в Поти, по договоренности с меньшевистским правительством Грузии, высадились первые 3 тыс. немецких солдат, а 30 мая в Тифлис (Тбилиси) прибыла германская дипломатическая миссия во главе с графом Шуленбургом. Вслед за этим в Грузии была объявлена мобилизация местных жителей — немцев-колонистов, а также австро-германских военнопленных, находившихся в Закавказье. В Грузию стали прибывать германские военные специалисты и войска. [19] Вскоре все железные дороги и водный транспорт Грузии оказались в руках германских оккупантов. Укрепляя свои позиции, интервенты стали прибирать к своим рукам некоторые учреждения и министерства Грузии, важнейшие отрасли экономики и добились монопольного права на вывоз сырья в Германию. Повсеместно в Грузии германские оккупанты установили режим террора и насилия. Они реквизировали у крестьян хлеб, облагали население денежными контрибуциями, организовали эксплуатацию в интересах Германии Чиатурских марганцевых рудников, многих промышленных предприятий. С помощью штыков германских солдат в Грузии устанавливались буржуазно-помещичьи порядки. Грузия, таким образом, превратилась в колонию германского империализма, в плацдарм для расширения агрессии на Кавказе и Ближнем Востоке. Однако германских империалистов в первую очередь интересовала бакинская нефть. «Нефть из Баку, — писал Людендорф, — мы могли получить только в том случае, если мы рассчитывали лишь на свои собственные силы. ...По соглашению с Турцией, полковник фон Кресс должен был организовать эксплуатацию железной дороги Батум — Тифлис — Баку, на которой имелся большой парк вагонов-цистерн. Но основным вопросом во всем этом, конечно, было, как нам попасть в Баку»{11}.

И опять для достижения своих целей германские империалисты использовали Турцию. Вместе с ней Германия приступила к подготовке наступления на Баку. Этот город германские империалисты рассматривали не только как важный район, богатый нефтью, но и как центр, объединявший все революционные силы Закавказья, как важный узел дорог на пути из Европы в Азию, в страны Ближнего и Среднего Востока. До тех пор пока Баку находился в руках трудящихся и над ним развевалось Красное знамя Октябрьской революции, немцы не могли считать свое господство на Кавказе надежным. Вот почему германо-турецкие империалисты настойчиво рвались к Баку. Для своего проникновения на Кавказ и осуществления агрессивных планов германские интервенты использовали не только Турцию и националистические правительства Грузии, Армении, Азербайджана, но и главарей белогвардейщины юга России — контрреволюционных генералов Краснова, Деникина и других. Помогая генералу Краснову в его продвижении к Царицыну, германские империалисты стремились отрезать Кавказ и Прикаспийский район от Советской России и помешать советским войскам оказать помощь народам Кавказа, [20] и в первую очередь революционному Баку. Со стороны Сухуми немцы помогли войскам грузинских буржуазных националистов развернуть наступление на Сочи и Туапсе, навстречу белогвардейской Добровольческой армии Деникина. Так, германские империалисты с помощью внутренней контрреволюции стремились проникнуть на Северный Кавказ с целью захватить хлебные районы Кубани, майкопские и грозненские нефтепромыслы.

Учитывая многонациональный состав народов Кавказа, особенности их характера, религиозных убеждений, культуры, национальную рознь, насаждавшуюся царизмом на протяжении многих веков, и желая облегчить осуществление своих планов на Кавказе, германские и турецкие захватчики широко проводили провокационную и подрывную деятельность в Азербайджане, Дагестане, распространяли лживые слухи о советских органах власти в Баку, поощряли панисламистские настроения среди мусульман и т. д. Однако ничто не могло помочь германским агрессорам осуществить свои планы по захвату богатств Кавказа, надеть на трудящихся ярмо иноземного рабства. Мудрая внешняя и национальная политика Коммунистической партии и Советского правительства, бескорыстная помощь народов Советской республики обеспечили победу народов Кавказа в гражданской войне и в борьбе против иностранных интервентов. Попытка германского империализма проникнуть на Кавказ и на этот раз позорно провалилась.

Вторая мировая война явилась новым этапом в стремлении германских империалистов проникнуть на Восток. Известно, что практически подготовку войны против СССР гитлеровцы начали сразу же после разгрома Франции и других западноевропейских государств. Подготовка десантной операции «Морской лев» против Англии отошла на второй план и продолжалась только в целях политической и стратегической маскировки. Основное внимание германского генерального штаба переключается на разработку стратегического плана и осуществление практических мероприятий по подготовке войны против СССР. Об этом отчетливо свидетельствуют записи, сделанные начальником генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии генерал-полковником Гальдером в его служебном дневнике. 31 июля 1940 г. он записал указания Гитлера, давшего отправные данные на разработку стратегического плана войны против СССР — плана «Барбаросса». В соответствии с этими указаниями начало войны против СССР намечалось на май 1941 г., срок для проведения операции — пять месяцев. По первоначальному замыслу один удар наносился к югу от р. Припять на Киев и другой — в Прибалтике и Белоруссии на Москву. «После этого: [21] двухсторонний охват с севера и юга, позже — частная операция по овладению районом Баку»{12}.

Эти указания легли в основу разработки директивы Гитлера № 21 от 18 декабря 1940 г. Этой директивой предусматривалось достижение ближайших целей войны: уничтожение основных сил советских сухопутных войск, находившихся в западной части СССР, захват территории Прибалтики, Белоруссии и Украины. Нанесением главного удара севернее Припяти предусматривалось быстро выйти к Москве. Следовательно, в директиве Гитлера на первом этапе ничего не говорилось о Кавказе. Это объясняется, видимо, тем, что, исходя из идеи быстротечной войны, гитлеровцы полагали, будто достижение ближайших целей войны приведет к развалу Советского государства и к беспрепятственному овладению всеми территориями, лежащими к западу от линии Волга, Архангельск. В этом случае проведение операции по овладению Кавказом и Баку не являлось бы необходимостью. Однако события войны развернулись не так, как планировала фашистская ставка. Идея «молниеносной» войны рухнула в начале гитлеровской агрессии против СССР. Перед немецко-фашисгским военным руководством все яснее вставала перспектива затяжной войны. Это обстоятельство вынуждало германских стратегов вносить в план ряд изменений и дополнений, свидетельствовавших о постепенном переносе главных усилий германских вооруженных сил с московского стратегического направления на украинско-кавказское. Идея такого переноса особенно ярко выражена в последующих директивах ОКБ и ОКХ{13}, указаниях Гитлера на совещаниях высшего германского генералитета и в дипломатических актах. Так, уже в дополнении к директиве ОКБ № 33 от 12 июля 1941 г. подчеркивалась необходимость наступления на Кавказ. «Как только позволит оперативное положение и материально-техническое обеспечение, — говорилось в директиве, — 1-я и 2-я танковые группы, подчиненные управлению 4-й танковой армии, совместно с идущими за ними пехотными и горнострелковыми дивизиями должны предпринять после овладения Харьковским промышленным районом наступление через Дон на Кавказ». В дополнении к директиве ОКБ № 34 от 12.8 1941 г. южному крылу германского восточного фронта ставилась задача по овладению Крымом, «который, — говорилось в этом документе, — будучи авиабазой противника, представляет особенно большую угрозу румынским нефтяным районам»{14}. [22]

Гитлеровское военное руководство с захватом Крыма не только надеялось обезопасить районы румынских нефтяных разработок, но использовать его как плацдарм для проникновения на Кавказ. В том же дополнении к директиве № 34 предусмотрительно указывалось на необходимость направить в Крым горнострелковые войска и «проверить возможность их использования для переправы через Керченский пролив и в дальнейшем наступлении в направлении Батуми»{15}.

К концу 1941 г. выявилась полная несостоятельность фашистских планов быстрого разгрома Советских Вооруженных Сил, захвата столицы Советского государства Москвы, промышленных районов на северо-западе и на Кавказе. Перспектива окончания войны уже в конце 1941 г. исчезла. В верховном руководстве немецко-фашистской армии возникли колебания и разногласия. Мнению главного командования сухопутных войск о продолжении наступления главных сил на московском стратегическом направлении в прежней группировке танковых войск Гитлер и его ставка противопоставили стратегию последовательных танковых ударов на флангах, с тем чтобы до наступления зимы на южном участке советско-германского фронта захватить Крым, промышленные районы Донбасса, лишить Советскую Армию возможности получения нефти с Кавказа и совместно с финской армией окружить Ленинград на северном участке. На решение этих задач была нацелена директива Гитлера от 21 августа 1941 г. главнокомандующему сухопутными войсками. В ней подчеркивалась важность быстрейшего захвата немецко-фашистскими войсками Крыма, Донбасса, проникновения на Кавказ. Обоснование исключительной заинтересованности Гитлера в захвате Крыма, Донецкого бассейна, Кавказа, в завоевании господства на Черном море дается в его записке от 22 августа 1941 г. в адрес главного командования германских сухопутных сил. В этой записке Гитлер разъяснял главному командованию, что основной цели войны — окончательного уничтожения России как континентальной державы — можно добиться только путем уничтожения русских вооруженных сил и захвата или уничтожения экономической базы, на которую они опираются. «...Из соображений политического характера крайне необходимо как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть, не только для того, чтобы лишить ее этой нефти, а прежде всего для того, чтобы дать Ирану надежду на возможность получения в ближайшее время практической помощи от немцев в случае сопротивления угрозам со стороны русских и англичан. В свете вышеупомянутой задачи... — говорилось далее в записке, — проблема Москвы по своему значению существенно отступает на задний план»{16}.

Директива Гитлера от 21 августа 1941 г. и его записка по вопросу ведения войны против СССР от 22 августа 1941 г. в адрес ОКХ явились предметом тенденциозных выступлений бывших гитлеровских генералов на страницах буржуазной печати Запада. Желая очистить фашистский генералитет от груза военных преступлений в годы второй мировой войны и свалить вину за поражение немецко-фашистской армии на советско-германском фронте на одного Гитлера, бывшие сподвижники и исполнители воли фюрера генералы Цейтцлер, Типпельскирх, Блюментрит, Веслфалъ и другие считают, что перенос в августе — сентябре 1941 г. основных усилий немецко-фашистской армии с московского стратегического направления на юг чуть ли не явился «роковым решением» Гитлера, приведшим к срыву плана «молниеносной» войны, разработанного германским генеральным штабом. Однако на основе неопровержимых документальных материалов теперь уже является установленным, что еще задолго до войны Гитлер и его генералы придавали огромное значение экономическому фактору. В связи с этим промышленные районы Ленинграда, Москвы, Украины, кавказская нефть являлись предметом агрессивных устремлений германского генерального штаба. Спор верховного командования немецко-фашистской армии с главным командованием шел не о целях войны, а лишь о методах и средствах достижения этих целей. Анализ документов гитлеровской ставки и германского генерального штаба полностью подтверждает, что, чем отчетливее вырисовывались перспективы провала идеи «молниеносной» войны и перехода к ведению затяжной войны, тем сильнее обозначалась тенденция переноса главных усилий германских вооруженных сил на южное крыло советско-германского фронта. Эта объективная тенденция породила иллюзию односторонних — экономических, политических и стратегических — решений Гитлера. Генерал Гюнтер Блюментрит главной причиной «печальных последствий» в битве под Москвой называет «экономическую» позицию Гитлера в его подходе к стратегии войны. «Гитлер, — писал он, — подходил к войне с чисто экономических позиций. Он хотел завладеть богатой хлебом Украиной, индустриальным Донецким бассейном, а затем и кавказской нефтью»{17}. [24]

Такая односторонняя оценка замыслов Гитлера в войне против СССР является необъективной и малоубедительной. Перенос основных усилий немецко-фашистских вооруженных сил на южное крыло советско-германского фронта диктовался прежде всего политическими мотивами. Конечно, для ведения затяжной войны требовались новые источники стратегического сырья, и в первую очередь нефти. Нужна была новая база стратегического сырья. Такую базу Гитлер видел на юге Советского Союза, в странах Ближнего Востока. Кавказ был не только районом, где находились богатые источники нефти и других видов стратегического сырья, он стоял на путях, по которым проходило одно из направлений запланированной агрессии германского фашизма в Азию, и мог быть использован как выгодный для этой цели плацдарм. Вот почему, планируя летнее наступление 1942 г., Гитлер намеревался прежде всего выйти к Волге в районе большой излучины и захватить Кавказ. «Осуществление этих намерений, — писал генерал Цейтцлер, — безусловно, имело бы огромное значение. Если бы немецкая армия смогла форсировать Волгу в районе Сталинграда и таким образом перерезать основную русскую коммуникационцую линию, идущую с севера на юг, и если бы кавказская нефть пошла на удовлетворение военных потребностей Германии, то обстановка на Востоке была бы кардинальным образом изменена и наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы»{18}. Таким образом, не только Гитлер и его ставка, но и представители главного командования сухопутных войск возлагали большие надежды на Кавказ. Начальник генерального штаба генерал Цейтцлер, сменивший на этом посту генерала Гальдера, раскрыл дальнейшие замыслы Гитлера. «Достигнув этих целей, — писал он, имея в виду захват Кавказа, — он (Гитлер.— Авт. ) хотел через Кавказ или другим путем послать высокоподвижные соединения в Индию»{19}. Сущность стратегического плана на летнюю кампанию 1942 г. официально изложена в директиве Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 г. Общий замысел верховного командования немецко-фашистской армии по этой директиве сводился к тому, чтобы, удерживая занимаемое положение на центральном участке советско-германского фронта, последовательными ударами на южном крыле разгромить фланговые группировки советских войск, освободившимися силами захватить Ленинград и установить связь по суше с финской армией и затем прорваться на Кавказ. «Поэтому, — говорилось в директиве, — в первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем [25] захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет»{20}.

Развернувшиеся весной и летом 1942 г. на советско-германском фронте события показали, что немецко-фашистские войска настойчиво стремились осуществить задачи, поставленные перед ними Гитлером. В дальнейших главах мы рассмотрим детальный план Гитлера по захвату Кавказа, изложенный в его директиве № 45 от 23 июля 1942 г. Таким образом, Кавказ в агрессивных планах германского фашизма занимал одно из важных мест. Его территория, богатая нефтью и другими источниками стратегического сырья, промышленная и сельскохозяйственная база на протяжении всей войны манили гитлеровцев. Дороги, идущие через Кавказ, рассматривались фашистскими стратегами как важные направления расширения германской агрессии в Азию и Африку с целью завоевания мирового господства.

Мероприятия по обороне Кавказа

Перед началом Великой Отечественной войны на обширной территории Северного Кавказа и Закавказья располагались два военных округа — Северо-Кавказский и Закавказский. За годы существования территориальной системы организации войск удалось накопить большие людские резервы, что дало возможность накануне Великой Отечественной войны развернуть необходимые войсковые формирования. С 1939 г. в СКВО начинается формирование стрелковых и кавалерийских дивизий, танковых бригад, артиллерийских частей и авиационных дивизий, из которых в мае 1941 г. была создана 19-я армия. Командующим этой армией стал генерал-лейтенант И. С. Конев, до того командовавший войсками СКВО. С первых дней Великой Отечественной войны на территории Северо-Кавказского военного округа была сформирована 56-я Отдельная армия, которую возглавил командующий войсками СКВО генерал-лейтенант Ф. Н. Ремезов. Из ресурсов СКВО получила пополнение 37-я армия. На территории СКВО создавалась резервная 57-я армия под командованием генерал-лейтенанта Д. И. Рябышева. Пополнялись личным составом 9-я армия генерал-майора Ф. М. Харитонова и другие соединения и части Южного фронта. Высшие кавалерийские курсы в Новочеркасске, военно-пехотные училища в Ростове, Краснодаре, Орджоникидзе, Махачкале, Грозном, Майкопе, Буйнакске, артиллерийское училище в Ростове, Ейское авиационное училище, Армавирские Курсы совершенствования командного состава запаса готовили командиров и политработников для всех родов войск. [26]

В Закавказье располагались войска Закавказского фронта (командующий фронтом до 30 декабря 1941 г. генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, член Военного совета дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин, начальник штаба генерал-майор Ф. И. Толбухин). На войска Закавказского фронта возлагалась оборона южной части Черноморского побережья. Основные же силы фронта были сосредоточены на советско-турецкой границе ввиду явно прогерманской политики турецкого правительства. Кроме того, часть сил фронта 25 августа 1941 г. была введена в Иран в соответствии с советско-иранским договором. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования не имела возможности в первый период войны полностью использовать войска Закавказского фронта для укрепления обороны Кавказа с севера. Серьезное внимание Советское правительство уделяло в тот период усилению военно-морских сил на Черном и Каспийском морях. К началу войны на Черном море Советский Союз имел военный флот, значительно превосходивший все вместе взятые военно-морские силы причерноморских государств. Он был в состоянии вести успешную борьбу не только с ними, но и с кораблями немецкого и итальянского флотов, появление которых на Черном море считалось весьма вероятным. На Кавказе были расположены силы Новороссийской и Батумской военно-морских баз. Через месяц после начала войны была сформирована Потийская военно-морская база (командир генерал-майор М. Ф. Куманин, военком полковой комиссар В. И. Орлов, начальник штаба капитан 3 ранга А. В. Свердлов). Она включала 2 дивизиона подводных лодок, дивизион торпедных катеров (12 катеров), дивизион сторожевых катеров (23 катера), 2 базовых тральщика, силы охраны водного района, 4 батареи береговой обороны, 6 зенитных батарей. В портах Поти и Батуми базировались 2 эскадренных миноносца, а с октября 1941 г. в связи с потерей западных баз и другие корабли эскадры Черноморского флота{21}.

Во взаимодействии с войсками Закавказского военного округа части Потийской военно-морской базы обороняли побережье Черного моря от государственной границы с Турцией до Адлера. Новороссийская военно-морская база (командир капитан 1 ранга А. П. Александров, военком полковой комиссар И. Г. Бороденко, начальник штаба капитан 1 ранга Г. Н. Холостяков) в начале войны включала с учетом вновь сформированных по мобилизации частей: дивизион сторожевых кораблей (4 корабля), дивизион тральщиков (21 тральщик), [27] 2 дивизиона торпедных катеров (21 катер), 3 дивизиона сторожевых катеров (33 катера), учебный дивизион подводных лодок (7 лодок), части охраны водного района, 11 стационарных и железнодорожных батарей береговой и 8 батарей зенитной артиллерии, запасный полк береговой обороны, бригаду морской пехоты, стрелковый батальон и другие небольшие стрелковые части. На Новороссийск в это время базировалась также значительная группа кораблей эскадры и других соединений Черноморского флота: 2 крейсера, 3 эскадренных миноносца и 29 тральщиков{22}.

Силы Новороссийской военно-морской базы, в состав которой тогда входил также Керченский укрепленный сектор береговой обороны, во взаимодействии с войсками Северо-Кавказского военного округа обороняли Кавказское побережье от Адлера до Керченского пролива включительно. Для укрепления обороны Азовского побережья приказом Народного комиссара ВМФ от 23 июля 1941 г. началось формирование в составе Черноморского флота Азовской военной флотилии (командующий капитан 1 ранга А. П. Александров, военный комиссар бригадный комиссар А. Д. Рощин, начальник штаба капитан 2 ранга И. А. Фроликов). 15 августа из Керчи в Мариуполь прибыли корабли новой флотилии: 3 канонерские лодки, 5 сторожевых кораблей и 7 катеров-тральщиков. Спустя три недели в состав флотилии вошла истребительная авиаэскадрилья (9 самолетов), а еще через месяц был сформирован отдельный Донской отряд кораблей (4 речные канонерские лодки и 8 сторожевых катеров){23}.

Помимо этих соединений Черноморского флота к обороне Кавказа могли быть привлечены силы и средства из состава эскадры, военно-морских баз и военно-воздушных частей, дислоцировавшихся в Крыму. Новые крейсеры, лидеры и эскадренные миноносцы обладали высокими тактико-техническими данными, в частности, мощной хорошо управляемой артиллерией и большими скоростями хода. Современные по тому времени подводные лодки имели сильное артиллерийское и торпедное вооружение, большую надводную скорость, но малый подводный ход и несовершенные средства связи. Самолетный парк Черноморского флота почти полностью состоял из машин устаревших типов (имелось всего 16 самолетов новой конструкции МиГ-1). Все корабли Азовской флотилии являлись до мобилизации судами гражданского флота, имевшими небольшую скорость хода, малую маневренность, изношенные механизмы. Их переоборудовали и вооружили орудиями калибра 45—130 мм и пулеметами. Такое же вооружение имелось и на кораблях Каспийской [28] флотилии, являвшихся боевыми кораблями специальной постройки. Соединения и части надводных кораблей и подводных лодок были готовы к решению стоявших перед ними боевых задач на море. Их огневая подготовка обеспечивала поражение видимых морских, видимых и невидимых береговых целей, а также отражение атак одиночных горизонтально летящих самолетов днем и ночью. Крейсеры и эсминцы были готовы к одиночным, а торпедные катера также и к групповым торпедным атакам, подводные лодки — к решению боевых задач в простых условиях одиночными лодками. Силы и средства военно-морских баз хорошо подготовились к отражению нападения противника со стороны моря и воздуха. К недостаткам боеготовности флота следует отнести неподготовленность к борьбе с магнитными минами, к отражению пикирующих бомбардировщиков и групповых атак самолетов, к тактическому взаимодействию разнородных сил флота. Военно-воздушные силы флота могли наносить бомбовые и торпедные удары по кораблям в море, бомбардировать военно-морские базы и порты днем в составе до полка, ночью — небольшими группами и одиночными самолетами, ставить минные заграждения в водах противника, прикрывать базы и суда в прибрежных районах и вести воздушную разведку.

Перед началом и в ходе Великой Отечественной войны развивались военно-воздушные силы Северо-Кавказского и Закавказского военных округов. На территории СКВО создаются авиационные бригады, Батайская, Ейская, Таганрогская школы военных летчиков. На вооружение поступают истребители И-5, И-15, И-16, И-153, двухмоторный бомбардировщик СБ. Однако эти самолеты по своим боевым качествам уступали самолетам германского воздушного флота. Лишь в истребительной авиации было небольшое количество самолетов Як-1, отвечавших в некоторой степени требованиям современного воздушного боя. ВВС этих округов не были полностью укомплектованы боевыми экипажами. На территории Северо-Кавказского и Закавказского военных округов велось большое строительство новых и реконструкция имевшихся аэродромов. На территории Северного Кавказа были созданы две воздушные армии: 4-я (командующий армией генерал-майор авиации К. А. Вершинин, начальник штаба генерал-майор авиации А. 3. Устинов) и 5-я воздушная армия (командующий генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов, начальник штаба генерал-майор авиации С. П. Синяков). К началу битвы за Кавказ в частях и соединениях ВВС Закавказского фронта насчитывалось до 409 боевых самолетов. Кроме того, В 117 25 и 36-м запасных авиаполках и 8 авиационных школах [29] имелось около 800 самолетов, из них 125 истребителей, 107 бомбардировщиков и 568 учебных самолетов. Впоследствии в ходе боевых действий на Северном Кавказе но указанию Ставки Верховного Главнокомандования из авиации Закавказского фронта были созданы ВВС 44-й армии в составе 4 истребительных авиаполков (72 самолета), которые должны были содействовать 44-й армии в прикрытии подступов с Северного Кавказа к Махачкале и Баку{24}.

Остальные силы авиации (ВВС 45-й, 46-й армий и ВВС фронта) предназначались для обороны границ с Турцией и Ираном. На Северном Кавказе наша авиация была вынуждена базироваться на ограниченном количестве имевшихся аэродромов. Это приводило к тому, что ближайшие к фронту аэродромы были обычно до предела загружены. Так, на аэродроме Адлер базировалось 4 авиаполка 5-й воздушной армии и ряд других частей ВВС фронта. Кроме того, недостаток аэродромной сети в горных районах, разделение базирования 4-й и 5-й воздушных армий Кавказским хребтом затрудняли маневр и массированное применение авиации, что значительно снижало ее боевые возможности.

Значительное удаление Кавказа от западных границ нашей страны давало основание предполагать вторжение противника на Кавказ, вероятнее всего, посредством морских и воздушных десантов. Поэтому обороне Кавказа с севера, т. е. со стороны Дона, мало уделялось внимания. Лишь на бакинском направлении по р. Сулак располагались две дивизии 44-й армии Закавказского фронта, прикрывавшие Баку с севера и северо-запада, а по р. Терек проходил оборонительный рубеж, возведенный зимой 1941 г., который не был занят войсками. Большая часть этого рубежа к весне 1942 г. была уничтожена паводком. Слабо была организована па территории Северного Кавказа и противовоздушная оборона. 4 мая 1942 г. командующий войсками Северо-Кавказского направления доносил начальнику Генерального штаба Красной Армии о том, что территория СКВО дает возможность противнику для высадки крупных авиадесантов, а средств ПВО недостаточно. При организации обороны особое внимание уделялось укреплению побережья Черного моря, хотя и здесь было допущено немало серьезных просчетов. Оборона Черноморского побережья и военно-морских баз начала создаваться еще до начала войны. Однако строилась она на принципе отражения нападения вражеских сил главным образом с моря и воздуха. С организацией сухопутной обороны дело обстояло плохо. Строительство рубежей, опорных пунктов и укреплений для отражения возможного нападения [30] на морские базы с сухопутного направления не производилось. Не было единых планов защиты военно-морских баз с моря, воздуха и суши. Необходимость создания такой системы обороны явилась для нашего командования неожиданностью. Оперативная обстановка на фронте заставила с самого начала войны принять решительные меры по быстрейшему укреплению побережья. Началось формирование новых береговых частей и артиллерийских батарей, развертывание новых военно-морских баз и строительство укрепленных районов вокруг них, а также опорных пунктов на побережье между базами. Как правило, вокруг каждой базы создавалось три оборонительных рубежа: передовой, главный и тыловой. Оборона побережья строилась в виде отдельных узлов сопротивления, созданных в наиболее вероятных местах высадки десантов и включавших две-три линии артиллерийско-минометных и пулеметных дотов и дзотов, траншей, окопов, проволочных и минных заграждений. Со стороны моря эти районы прикрывались минными полями и корабельными дозорами. Так начала создаваться единая система обороны побережья с моря, суши и воздуха.

В таком же плане шло укрепление побережья Азовского и Каспийского морей. Но строительство инженерных оборонительных сооружений в районе военно-морских баз и прибрежных узлов сопротивления на этих направлениях началось значительно позже, чем на черноморском: на азовском — весной, на каспийском — летом 1942 г. Важнейшим мероприятием по укреплению обороны побережья и обеспечению боевых действий соединений и частей флота являлось развертывание системы базирования. На Черном море оно происходило в условиях отступления нашей армии и флота за счет создания новых баз. В августе — ноябре 1941 г. из сил и средств Новороссийской базы были сформированы Керченская и Туапсинская военно-морские базы. На Азовском море первыми базами флотилии являлись Мариуполь (главная база) и Ростов. Но вскоре они оказались под угрозой наступавших войск противника. Поэтому началось оборудование и приспособление к базированию военных сил коммерческих и рыболовецких портов Ейск, Приморско-Ахтарская и Темрюк, где в течение первого года войны были развернуты штатные военно-морские базы.

Чем ближе подходили немецко-фашистские Еойску и Ростову, тем появлялась большая вероятность наступления противника на Кавказ с севера. По указанию Ставки Верховного Главнокомандования принимаются срочные Меры по организаций обороны. Приказом командующего войсками СКВО от 3 апреля 1942 г. вся территория округа была разделена на 11 боевых участков: 1-й с центром в г. Сальск, 2-й — Краснодар, [31] 3-й — Ворошиловск, 4-й — Армавир, 5-й — Черкесск, 6-й — Пятигорск, 7-й — Нальчик, 8-й — Буденновск, 9-й — Моздок, 10-й — Орджоникидзе, 11-й — Грозный. Оборона каждого из этих участков была возложена на соответствующие соединения, части и военно-учебные заведения, расположенные в границах участков. Однако в организации обороны этих участков были серьезные трудности. Части и военно-учебные заведения испытывали острый недостаток в оружии и боеприпасах. На 1 мая 1942 г. части СКВО имели вооружения от 5 до 40 процентов. В некоторых важных пунктах совсем не было зенитной артиллерии, округ не располагал истребительной авиацией{25}.

4 мая 1942 г. штаб СКВО боевым распоряжением о мероприятиях по организации охраны важнейших объектов от воздушных десантов и диверсионных групп противника потребовал учесть и взять под охрану все имеющие важное значение мосты, тоннели и виадуки, охранять перевалы через горные хребты, где возможны подрывы и завалы проездов на длительный период, взять под охрану важные водоисточники, усилить охрану аэродромов, складов и мест расположения воинских частей. В районах расположения воинских частей ввести в ночное время дозорно-патрульную службу{26}.

На территории СКВО при районных центрах и пунктах, важных в военном отношении, были созданы истребительные батальоны. Личный состав этих батальонов был укомплектован из партийно-советского актива, а также лиц, освобожденных от призыва по отсрочкам. В Ростовской области было создано более 70 истребительных батальонов, в районах Орджоникидзе — 48, в Чечено-Ингушской АССР — 11, в Кабардино-Балкарской АССР — 9 истребительных батальонов{27}. Основная задача истребительных батальонов состояла в том, чтобы во взаимодействии с войсковыми частями, с подразделениями войск НКВД и милиции ликвидировать возможные авиадесанты и диверсионные группы противника. Личный состав истребительных батальонов нес охрану важнейших объектов, имеющих оборонное значение, охранял подступы к железнодорожным узлам, телефонно-телеграфные линии и оборонительные сооружения, нес постовую и патрульную службу, вел наблюдение за воздухом. Штабом СКВО были составлены оперативные планы совместных действий истребительных батальонов с войсковыми частями, подразделениями НКВД и милиции. Большую помощь войскам в организации обороны Северного Кавказа оказывали труженики Дона, Кубани, Ставрополья. С первых же дней начала войны трудящиеся Северного [32] Кавказа проявили глубокий патриотизм; жили одной мыслью дать фронту все необходимое для разгрома врага. Перед партийными и советскими организациями и всеми трудящимися Северного Кавказа обстановка выдвинула чрезвычайно сложные задачи. Комитеты обороны руководили строительством оборонительных сооружений, эвакуацией населения, заводов, фабрик, учебных заведений, ценного имущества, скота. По решению бюро Ростовского обкома партии на территории Ростовской области была создана оперативная группа. Во всех районах области создавались истребительные батальоны по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника численностью 100—200 человек каждый батальон{28}.

Первоочередное внимание областные партийные организации и советские органы уделяли всемерной помощи фронту. Формировались отряды народного ополчения, партизанские отряды. На территории Ростовской области была создана Донская казачья дивизия. В ответ на вероломное нападение гитлеровцев на нашу страну в районные военкоматы области обращались тысячи юношей и девушек с просьбой о зачислении их добровольцами в ряды Красной Армии. Взамен ушедших на фронт на заводы и фабрики являлись пенсионеры. «Мы дрались с немецкими оккупантами в 1918 году, — писали они в своем заявлении. — В минуты грозной опасности для нашей Родины мы не можем оставаться в стороне. Мы снова занимаем места у агрегатов, чтобы ковать победу нашей родной Красной Армии...» Еще в начале июля 1941 г. на заседании бюро Ростовского обкома партии было принято решение о создании в городах области отрядов народного ополчения. Такие отряды были созданы в Таганроге, Шахтах, Новочеркасске, Красном Сулине. В середине июля был создан Ростовский стрелковый полк народного ополчения. Решением, бюро городского комитета ВКП (б) командиром был назначен М. А. Варфоломеев, капитан запаса, заместитель директора одного из ростовских заводов. В отряды народного ополчения вступали целыми селами. Вот коллективное заявление колхозников станицы Шумилинская: «Мы, казаки, не можем в словах выразить наше проклятье врагу Гитлеру и его приспешникам. На собрании мы решили записаться в народное ополчение, чтобы с оружием в руках беспощадно громить врага»{29}. Подразделения Ростовского полка народного ополчения показали исключительно высокие боевые качества уже в первых [33] боях за свой родной город. Бойцы, командиры и политработники проявляли образцы стойкости, мужества и отваги. Уличные бои ополченцев — это яркая страница подвига народных ополчений. Сражаясь бок о бок с регулярными частями, ополченцы не раз бросались в рукопашные схватки с врагом и выходили победителями. Советское правительство высоко оценило подвиги ростовчан-ополченцев. Многие из них были удостоены правительственных наград. За умелые боевые действия 29 декабря 1941 г. Ростовский полк народного ополчения был зачислен в кадры Красной Армии{30}.

По решению Государственного Комитета Обороны в Ростове 26 октября 1941 г. был создан Комитет обороны, которым руководил первый секретарь обкома ВКП(б) Б. А. Двинский. На территории Ростовской области в короткий срок было сформировано более 70 истребительных батальонов, организовано около 70 партизанских отрядов и групп, объединивших до 5 тыс. человек. Уже в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками приняли участие партизанские отряды Неклиновского, Азовского, Таганрогского районов и города Ростова. На защиту родного Кавказа поднялись все от мала до велика. Зверства фашистских захватчиков на временно оккупированной территории вызывали гнев и ненависть всех советских людей, всех народов Кавказа. Военная опасность сплотила эти народы в один лагерь. Благодаря общим героическим усилиям за короткий срок Кавказ превратился в могучий арсенал Советской Армии. По инициативе Коммунистической партии и Советского правительства в союзных республиках, областях и краях создавались национальные соединения. Десятки тысяч людей выходили на строительство оборонительных сооружений. На каком бы расстоянии от линии фронта ни находилась республика, край или область, какую бы продукцию ни производили — они жили одними думами с фронтовиками, вносили свой вклад в великое дело борьбы с врагом. «Все для фронта, все для победы» — под этим лозунгом трудились все люди советского Кавказа, под этим лозунгом несли неустанную трудовую вахту нефтяники, машиностроители, хлеборобы. Всюду била ключом народная инициатива, ширился размах социалистического соревнования за выпуск сверхплановой продукции. Так, например, в Краснодарском крае выпуск боеприпасов за первые четыре месяца войны увеличился в два с лишним раза{31}.

По-фронтовому трудилось колхозное крестьянство Северного Кавказа. 7 августа 1941 г. «Правда» писала: [34] «...к 30 июля в основном была закончена уборка колосовых на Кубани. Многие колхозы и даже целые районы Краснодарского края убрали хлеб в 10 дней, вдвое сократив намеченные сроки. В полевых работах участвовало поголовно все население, начиная от школьников и кончая стариками. За последние семь лет такие темпы на Кубани достигнуты впервые». А ставропольцы осенью 1941 г. успешно собрали богатый урожай и сдали государству 65 млн. пудов хлеба. Нескончаемым потоком из городов Азербайджана, Армении, Грузии, Северного Кавказа шли на фронт эшелоны с высококачественным бензином, вооружением, боеприпасами, продовольствием. Трудящиеся Кавказа щедро помогали фронту.

Невозможно перечислить все патриотические дела народов Кавказа, совершенные уже в первый период Великой Отечественной войны. Население Кавказа мобилизовало все ресурсы на активную помощь фронту, на отпор врагу. Патриотический подъем трудящихся Кавказа возглавили партийные и советские органы. По всему Кавказу прокатилась волна митингов и собраний, на которых советские люди заклеймили позором германский фашизм, продемонстрировали свою сплоченность вокруг Коммунистической партии, готовность стать на защиту любимой Родины, непреклонную волю к победе над врагом.

Попытки немецко-фашистских войск прорваться на Кавказ в 1941 г.

Как известно, события первых дней войны развивались не в пашу пользу. Уже за первые три недели военных действий Красная Армия вынуждена была оставить почти всю Прибалтику, Белоруссию, Молдавию, большую часть Украины. В сентябре немецко-фашистские войска подошли к Ленинграду и блокировали город. К середине ноября враг вплотную подошел к сердцу нашей Родины Москве.

Как же развертывались события на юге? Одновременно с наступлением на Москву немецкое командование намеревалось овладеть Донбассом и Крымом, блокировать Кавказское побережье. По расчетам гитлеровцев, это заставило бы Турцию вступить в войну против Советского Союза. К концу октября немецко-фашистские войска вышли на подступы к Ростову. Гитлеровцы не без оснований считали Гостов «воротами» Кавказа. Этот город в силу своего географического положения был не только важным экономическим и культурным центром, но и важнейшим стратегическим пунктом на юге Советского Союза. От исхода борьбы на юге зависело, получит ли германское командование кавказскую нефть, продовольствие Дона и Кубани и другие важные преимущества в политическом и стратегическом отношении, которые принес бы им захват Кавказа. Противник рассчитывал обойти Ростов с севера и северо-востока, окружить и уничтожить войска наших 9-й и 56-й Отдельной армий и затем прорваться на Кавказ. Для этой операции немецко-фашистское командование выделило 1-ю танковую армию под командованием генерала Клейста. В состав этой армии входили 3-й и 14-й моторизованные, 49-й горнострелковый и итальянский подвижной корпуса. Войска Южного фронта состояли из 12, 18 и 9-й армий. 9-я армия под командованием генерал-майора Ф. М. Харитонова действовала на левом крыле фронта и сдерживала наступление 1-й танковой армии на ростовском направлении. Правее ее оборонялась 18-я армия, которой командовал генерал-майор В. Я. Колпакчи. В районе Ростова находилась 56-я Отдельная армия. Эта армия под командованием генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова имела задачу прикрывать Ростов с запада и северо-запада. В районе Каменск, Краснодон, Тацинская заканчивалось формирование 37-й армии в составе шести стрелковых дивизий и двух танковых бригад. На приморском фланге фронта действовала Азовская военная флотилия. Войска Южного фронта располагали ограниченными силами. В стрелковых дивизиях насчитывалось не более чем по 7 тыс. человек, изнуренных длительными оборонительными боями. Мало было артиллерии и особенно танков и авиации.

В начале ноября 1941 г. немецко-фашистские войска, обладавшие подавляющим превосходством в танках, возобновили наступление из Донбасса в юго-восточном направлении. 21 ноября противник овладел Ростовом. Но несколько раньше, 17 ноября, ударная группировка войск Южного фронта (37-я армия) перешла в контрнаступление и во взаимодействии с войсками 18-й и 9-й армий разбила выставленный против них заслон и выдвинулась с севера к р. Тузлов. Главные силы 1-й танковой армии врага, находившиеся в Ростове, оказались в критическом положении. Часть этих войск противник вынужден был перебросить из Ростова на север для прикрытия своего фланга. 27 ноября армии Южного фронта нанесли мощный удар по ростовской группировке врага с севера, востока и юга, и 29 ноября советские войска освободили Ростов. Противник, стремясь избежать окружения, поспешно отступил к Таганрогу на правый берег р. Миус. Так в результате контрнаступления войск Южного фронта была сорвана первая попытка немецко-фашистских захватчиков [36] проникнуть на Кавказ. Наши войска сковали под Ростовом крупные силы врага, лишили его возможности снять войска с этого участка фронта, чтобы перебросить их под Москву. Почти одновременно с боями за Ростов немецко-фашистские войска предприняли попытку проникнуть на Кавказ через Крым, который имел большое стратегическое значение как плацдарм для нанесения удара на Кавказ. Кроме того, в Крыму базировались немалые силы нашей авиации, которая наносила удары по глубинным объектам врага. Во второй половине октября вражеские войска перешли в наступление. Главный удар через Перекопский перешеек наносили немецкие дивизии 11-й армии Манштейна. С нашей стороны Крым обороняла лишь одна ослабленная 51-я Отдельная армия под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Эвакуированные из Одессы части Отдельной Приморской армии вступили в бой только 23 октября. Их поддерживали на флангах Азовская флотилия, корабли Дунайской флотилии и Керченская военно-морская база. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, немецким войскам к середине ноября удалось захватить весь Крым, кроме Севастополя. Но в конце декабря 1941 г. в результате Керченско-Феодосийской десантной операции, осуществленной Закавказским фронтом, Черноморским флотом и Азовской флотилией, была оказана прямая помощь защитникам Севастополя. Легендарная оборона Севастополя длилась больше восьми месяцев. Все попытки противника штурмом овладеть главной базой Черноморского флота провалились. Эти действия на восемь месяцев сковали крупные немецкие и румынские силы и помешали немецко-фашистскому командованию использовать 11-ю армию для нанесения удара на Кавказ через Керченский пролив или усилить 1-ю танковую армию под Ростовом{32}.

Таким образом, и эта попытка гитлеровцев проникнуть на Кавказ в 1941 г. не увенчалась успехом. Победа под Москвой, сражения под Ростовом-на-Дону, у Тихвина и в Крыму показали, что Красная Армия способна не только стойко обороняться, но и наступать. В этих боях фашистские войска понесли тяжелые потери. Успехи наших войск на западном, северо-западном и юго-западном направлениях имели не только огромное военное, но и морально-политическое значение. Война Германии с Советским Союзом приняла затяжной характер. Однако советское Верховное Командование хорошо понимало, что исход войны, которую вел Советский Союз с гитлеровской Германией, не может быть решен в одной кампании. Было ясно, что, хотя противник понес серьезный урон, силы его еще далеко не иссякли. Советское командование, учитывая отсутствие второго фронта, предвидело новые попытки Гитлера добиться успеха в войне с Советским Союзом. Безусловно, ожидались тяжелые сражения и на Кавказе.


Часть первая.
Оборона

База данных защищена авторским правом © kursovaya-referat.ru 2017
При копировании материала укажите ссылку